РУС. | УКР.

суббота, 23 июня
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.31
Политика

Чемпионат мира 2018

Мнение

После декоммунизации: кому достался в наследство левый электорат

Количество людей, которые раньше готовы были голосовать за коммунистов, стремительно уменьшилось

Количество людей, которые раньше готовы были голосовать за коммунистов, стремительно уменьшилось В Украине сократилось количество сторонников коммунистов. Фото: УНИАН

Уже два года прошло с момента принятия Верховной Радой закона об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине. Пережили период "ленинопадов", активно запоминаем новые названия старых улиц. Украинцы, которые никогда не были приверженцами левых идей, уже начали забывать о существовании некогда коммунистической партии. Но не ее ярые сторонники. Как изменились настроения в Украине и кому достался в наследство левый электорат, рассказывает политический эксперт Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Анатолий Октисюк.

Вряд ли декоммунизация каким-то образом повлияла на общественные преобразования или как-то трансформировала наше общество. Дело же не в том, как называется улица или завод, какие праздники теперь пришли на смену старым. Некоторые люди все равно руководствуются стереотипами и архетипами, устоявшимися образцами поведения, что проявляется в политической культуре, в оценках и подходах к трактовке истории. Тут декоммунизация не состоялась. Трудно бороться с идеологией, потому что она абстрактная. Можно, конечно, переименовать улицы и повалить все памятники старой эпохи, но сама идеологическая составляющая остается. Можно запретить партию, но это, наоборот, может иметь обратный эффект. Если, например, в Западной Украине и в Киеве декоммунизация прошла успешно, то где-то на Востоке и Юге ничего не изменилось.

Декоммунизация произошла на волне "ура-патриотизма" как требование. Однако это было законодательное регламентирование, и эти изменения многим пришлось просто принять.

В политическом плане не стало самой партии КПУ, но наиболее организованные части ее влились в Оппоблок, партию социалистов или "Союз левых сил" Волги. Наследственный электорат перешел к оппозиции, он не принял евроинтеграционный курс государства, он не является либеральным и в большинстве своем пророссийски ориентирован. Старый избиратель Компартии, среагировав на события на Майдане, просто не пошел на выборы. Конечно, крупнейший конгломерат сторонников КПУ остался в Крыму, еще одна часть – в ОРДЛО. Но время – главный враг коммунистической идеологии.

Со временем количество людей, которые раньше готовы были голосовать за коммунистов, стремительно уменьшилось. Хотя надо признать, что еще достаточно много людей скучают за Советским Союзом. Этот сегмент электората в возрасте от 50-60 лет, которые провели свою юность в союзе. И если бы КПУ до сих пор существовала, то они относились бы к ней так же.

Формирование же новых мифов – это очень даже неплохо. Должны появляться новые герои, новая история.

Если говорить о наиболее активных представителях бывших партийных организаций, они разошлись по разным проектам. На Западной Украине есть "Наш край" или "Возрождение", часть перешла в "Оппозиционный блок", а часть является аполитичной. В восточных регионах есть партия "За жизнь". Запрос на левые партии остается именно на Востоке Украины, где есть какая-то промышленность. Традиционно, левые идеи поддерживаются в крупных промышленных городах.

Одна из партий, которая хочет перетянуть к себе левый электорат, – это Социал-демократическая партия Сергея Каплина, которая пытается себя позиционировать как левая. Но на социалистических идеях много кто играет – тот же Ляшко, Тимошенко, Оппоблок. Однако почему одна из олигархических групп не смогла возглавить политсилу, которая бы забрала себе весь левый электорат? Потому что нет лидеров, которые бы могли бы, условно говоря, застолбить за собой этот электорат. Нехватка лидеров, нехватка людей и идей – эти три компонента в этом вопросе являются определяющими. Возможно, кто-то и мог бы это финансировать. Но вопрос еще и в отсутствии строительства партий в Украине. У нас все ситуативное: есть запрос на пророссийскую или антироссийскую риторику – появились партии, есть запрос на войну – появилась партия, есть запрос на антикоррупционные процесс – пожалуйста, партия. Но весь этот процесс не является институциональным. Откуда взяться мощной социалистической партии, если нет возможностей, идей, нет лидеров?

Поэтому левый электорат ныне расколот. Произошла деиндустриализация, которая и убила социалистическую идею. Вокруг чего объединять? Производства по сути нет. Были "красные" директора, руководители крупных предприятий, были авторитеты, которые могли собрать людей. Сейчас есть крупные предприятия, но это уже не так, как было в 1990-х годах. Кроме того, состоялась идеологическая дискредитация, когда левые социалистические идеи ассоциировались лишь с негативом. У нас не такого социализма с "человеческим лицом", как в Швеции или в скандинавских странах.

Стоит сказать, что электоральное наследство от левых партий в ближайшее время нельзя будет использовать, потому что его нельзя объединить. Сложились индустриальные, исторические факторы, кризис доверия к левым партиям. Могут быть какие-то небольшие объединения, но без существенного шанса на успех.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Саакашвили решил, какой пост хочет в Украине, а у его соратников проблемы

После высылки Михеила Саакашвили из Украины его партия Рух новых сил осталась без яркого лидера, способного объединить вокруг себя людей

Против Порошенко готовят новый "фронт", но есть проблемы

Оппозиционный блок с приближением парламентских и президентских выборов 2019 года задумывается об объединении с партией За життя Рабиновича и Мураева, а также с Основой Таруты

"Политические трупы", Аваков и Кива: кто и зачем скандалит в одной из самых известных партий Украины

Почему Кива и Устенко воюют за власть в Соцпартии Украины и к чему эта война приведет