РУС. | УКР.

четверг, 25 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.27
Общество

«Я не хочу ничего говорить, потому что не хочу ничего вспоминать!»

В киевский военный госпиталь прибыла самая большая с начала этого года группа раненых из зоны боевых действий

В киевский военный госпиталь прибыла самая большая с начала этого года группа раненых из зоны боевых действий Раненые сохранили недобрую память о боях на Донбассе Фото: Владислав Содель

Во вторник в аэропорт «Борисполь» прибыл самый большой медборт по количеству раненых с начала года. Он привез 24 бойцов, получивших повреждения в зоне проведения антитеррористической операции (АТО). Они были доставлены в Главный военный клинический госпиталь. А уже сегодня люди начали массово приходить в госпиталь, чтобы сдать кровь для раненых. Некоторые солдаты отказываются вспоминать ужасы войны на Донбассе.

Сегодня с самого утра в Центре крови Главного военного клинического госпиталя собралось много народу. Заместитель начальника отдела заготовки и консервирования крови Центра крови вооруженных сил Украины (ВСУ) Андрей Собченко рассказал, что количество желающих стать донором с начала боевых действий в мае 2014 года увеличилось вдвое ‒ если раньше в месяц приходило в среднем 250-300 человек, то сейчас ‒ до 600 человек.

‒ Когда нам не хватает определенной группы крови, мы публикуем заявки в Интернете,‒ рассказал он.‒ Вот недавно нужна была кровь второй группы, люди сразу откликнулись. Сейчас нам хватает имеющегося количества для военных, которым при операциях необходимы компоненты крови. Однако ситуация иногда может меняться буквально за несколько часов.

Кроме нескольких десятков спасателей Госслужбы по чрезвычайным ситуациям, которых организовано привезли к зданию, в холл помещения постоянно заходили обычные люди. В длинной очереди возле столика с соками и печеньем для доноров они обсуждали последние новости о боях на Донбассе. В коридоре сотрудница Центра крови по телефону жалобно просила увеличить количество заявок с 30 до 80 из-за большого количества желающих сдать кровь.

‒ Мы же просили вас лечь, а вам по барабану наши просьбы, решили погеройствовать?! ‒ вычитывала медсестра мужчину, упавшего в обморок после сдачи 450 мл крови.

Некоторые посетители Центра уже здесь были раньше, кто-то пришел впервые.

‒ А где именно можно сдать кровь? ‒ поинтересовалась у стоящих в очереди молодая женщина, которая на ходу снимала с себя верхнюю одежду и шапку. Вита рассказала, что она сейчас в декретном отпуске по уходу за двумя маленькими детьми. Исходя из возможностей, ее семья регулярно помогала военным финансово. Но ей этого было недостаточно.

‒ Услышала, что вчера сюда привезли раненых, поэтому решила прийти и впервые сдать кровь,‒ рассказала она.

Пациентов разместили в отделениях травматологии, нейрохирургии, гнойной, сосудистой и абдоминальной хирургии. 10 из 24 раненых бойцов попали в травматологию. Волонтеры и медперсонал в отделении стараются морально поддерживать парней ‒ стены обклеены детскими рисунками, у входа еще с Нового года висит украшенный игрушками еловый венок. О необходимости этой поддержки становится ясно прямо на пороге отделения. В длинном коридоре возле окна военный в камуфляжной форме обнимает плачущую девушку.

‒ Если все будет хорошо и меня отпустят, то я завтра постараюсь приехать на похороны в Черкассы,‒ с кем-то говорит по телефону мужчина.‒ Еще одного привезли в Киев... Как же я устал всех хоронить.

В свою очередь, волонтеры продолжают собирать одежду и еду для раненых. Елена Климина рассказала, что после размещения ее поста в Facebook о приезде 24 раненых с передовой в военный госпиталь в течении вечера на карту пришла денежная помощь приблизительно от 15 человек, самостоятельно вчера в госпиталь приехали около пяти киевлян с передачами для бойцов.

‒ Сегодня утром люди более активно звонили на волонтерский пункт, человек 5-7 уже приехало. Но это катастрофически мало, потому что ребят в госпитале очень много. На прошлой неделе госпиталь принял три борта. Один, самый большой, был вчера, а два ‒ доставили по 10 человек. Постоянно нужны средства гигиены и одежда ‒ ведь бойцов с передовой привозят в камуфляже. Понятно, что в госпитале необходимо их переодеть.

‒ Леночка, здравствуйте! ‒ перебивает разговор одна женщина.‒ У тебя нет тапочек?

‒ Света, ну нет сегодня,‒ взмолилась девушка.‒ Сейчас кину клич, чтобы кто-то привез!

‒ Даже такие вещи, как тапочки, нужны всегда ‒ не будет же боец в берцах и рваном камуфляже ходить по госпиталю! ‒ уточняет мне Елена.

‒ Нет случайно у нас на липучках штанов? ‒ возвращается буквально через минуту Светлана.

‒ Вообще нет!

‒ Нет?... А трусы есть? ‒ с надеждой посмотрела Светлана.

‒ Светик, сейчас будем смотреть,‒ отвечает ей Елена.

Между тем, к волонтерам подходит мужчина, который самостоятельно привез одежду, продукты, апельсины.

‒ Может, там тапочки резиновые есть? ‒ не унимается Светлана, заглядывая в пакеты.

Оставшись с приехавшим мужчиной и Светланой, Елена оставляет меня с бойцом Нацгвардии из батальона им. Кульчицкого Денисом с позывным «Шейх». Он ‒ один из выживших после столкновения 5 января автобуса «Богдан» и военного КрАЗа, в результате чего погибли 13 бойцов, ехавших на ротацию в Луганскую область. По его словам, он, получив многочисленные ушибы, легко отделался лишь переломом руки. Денис ‒ из Мариуполя, пошел добровольцем поздней весной ‒ вначале был в батальоне «Шахтерск», а потом перешел в Нацгвардию.

‒ Я уже успел много где навоеваться, но обидно, конечно,‒ жалуется боец под позывным «Шейх».‒ Под Иловайском пуля не брала, а здесь, как говорится, заснул, очнулся ‒ гипс.

Конфликт на Донбассе, по его словам, он предвидел еще много лет назад.

‒ Я жил на Донбассе и видел, как эта мерзость поднимается и не дает нормальным людям жить и строить карьеру,‒ говорит он.

Денис планирует вскоре вернуться обратно на передовую ‒ он переживает за свой город, родных и не скрывает, что хочет вернуться из-за чувства мести к тем, «кто постоянно подавлял людей на Донбассе».

‒ Работы ведь еще сколько! ‒ восклицает он.‒ Я сейчас читаю Интернет, смотрю телевизор, но я не могу это слушать ‒ меня свалило, а я знаю что где-то кому-то нужна помощь!

Денис ведет меня к себе в палату ‒ там находится один из раненых, которых доставили вчера из Харькова на самолете. Вокруг кровати бойца собрались его родные. Они раскладывали еду на прикроватной тумбочке. Однако он наотрез отказывается общаться.

‒ Я не хочу ничего говорить, потому что не хочу ничего вспоминать! ‒ отвечает он с болью в голосе.

‒ Может быть, потом, позже, через пару дней,‒ говорит его пожилая мать.

Некоторые бойцы выбыли из строя по несчастливой случайности. В коридоре мы встретили Андрея, получившего двойной перелом ноги, куда ему в больнице установили металлические конструкции для лучшего срастания кости. Сейчас боец вынужден передвигаться на костылях. В течение полугода мужчина нес службу на блокпосту на перекрестке дорог у села Каменка Луганской области на расстоянии 10 километров от российской границы. Во время одного из дежурств он споткнулся о кочку, упал и сломал ногу. В ближайшее время его должны перевести в другую больницу, поближе к дому. Сам он родом из Хмельницкой области.

‒ Родные вообще не знают, что я тут, я им еще не звонил даже по этому поводу,‒ говорит Андрей.‒ У меня из родных только мама, у нее давление высокое, и она будет переживать. Поэтому для нее я ‒ все время на посту, служу и все у меня нормально.

‒ Как же вас все же подписать, если вы не хотите называть фамилию? Может быть, ваш позывной?

‒ «Лев»,‒ расплывается в улыбке мужчина и протягивает вперед руку, на одном из пальцев которой ‒ перстень с мордой льва.

На этом же самолете из Харькова к себе в родной город вернулся и пулеметчик 30-й бригады 27-летний Руслан, позывной «Сема», пальцы рук которого ‒ перебинтованы. Он был мобилизован в середине сентября.

‒ Меня на полигоне всему научили. И хотя до этого я проходил срочную службу, но автомат держал всего три раза. Стреляли мы по восемь патронов за раз,‒ рассказывает «Сема».

После обучения его отправили вначале под Луганск, а потом дальше ‒ в село Городище, расположенное в 800 метров от российской границы. По его рассказам, во время перемирия у них было тихо. Ничего не скрывая и не пытаясь натянуть на себя образ героя, он спокойно рассказывает, что попал в госпиталь после безуспешного лечения обмороженных пальцев.

‒ Ближе к Рождеству были сильные морозы, до -30, я на посту стоял и отморозил себе пальцы,‒ говорит он.

Вчера вечером Руслана пришли навестить его родные. После лечения Руслан также хочет вернуться обратно.

‒ С моими командирами я поддерживаю связь,‒ улыбаясь говорит боец. ‒ Они ведь знают ‒ я обязательно вернусь, я приеду назад.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Лето-2017: где и почем отдохнуть украинцам

Отпускные лайфхаки от "Апострофа": как правильно спланировать отпуск-2017, какие выбрать страны, где сэкономить, куда можно поехать летом-2017 и где искать дешевые билеты и горячие туры

На свободном Донбассе все еще ждут ДНР, а власть совершила сразу несколько ошибок

Информационная политика Украины пока не стала препятствием для российской пропаганды и не объединила общество. Станет ли этот фактор основой для новых конфликтов в обществе и дальнейшего раскола страны?

Новости партнеров

Загрузка...