RU  UA  EN

среда, 19 июня
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.15
Общество

Голосование за лучший ресторан Киева

Референдум о мире с Россией: в чем опасность инициативы Зеленского

Мнения специалистов по вопросу референдума разошлись

Мнения специалистов по вопросу референдума разошлись Фото: UNIAN

Одним из главных месседжей президента Украины Владимира Зеленского на инаугурации было прекращение войны на Донбассе. И уже на следующий день глава Администрации президента Андрей Богдан в эфире одного из телеканалов заявил, что нужно провести народный референдум по вопросу мирных договоренностей с Россией. Украинский политикум к инициативе президента отнесся крайне негативно. Так, на внеочередном заседании Верховной Рады большинство депутатов, выступая с трибуны, осудили такое намерение команды Зеленского, а бывший президент Украины Петр Порошенко заявил, что это капитуляция.

Какое значение имеет проведение референдума для украино-российских отношений, "Апострофу" рассказали эксперты в области международных отношений и нацбезопасности.

Николай Капитоненко, эксперт Международного центра перспективных исследований

С одной стороны, выносить вопросы нацбезопасности и внешней политики на референдумы – это плохая практика, потому что, как правило, люди не разбираются и не должны разбираться в этих вопросах. С другой стороны, получается так, что все пять лет войны мы живем без четко определенных приоритетов и красных линий в отношении России. То есть мы в формальных лозунгах с ней воюем, на практике имеем очень смешанные отношения, и никто точно не знает, чем и за что мы готовы платить. Готово ли общество так дорого платить за продолжающуюся войну? Готово ли оно платить за возвращения контроля над Донбассом, а если готово, то чем? На эти базовые вопросы ответов нет. Соответственно, нет долгосрочной стратегии в отношении России. Но только такая стратегия является ключом к почти всем остальным направлениям нашей внешней политики. Потому что в зависимости от того, как мы отвечаем на вопрос "как мы будем соседствовать с Россией", мы отвечаем на все остальные вопросы.

На сегодняшний день ответов на базовые вопросы нет, потому что политические силы так и не смогли организовать широкий диалог на протяжении предыдущих лет. И есть необходимость понять, где эти красные линии проходят.

Читайте: Мир, дружба, капитуляция: в сети волна гнева из-за идеи Зеленского провести референдум о переговорах с Россией

Референдум, вряд ли будет проведен. Но он, наверное, будет играть похожую роль на референдум по членству Украины в НАТО. То есть о нем постоянно говорят, используя как инструмент политической мобилизации или давления на оппонентов, но до самого референдума дело так и не доходит. Точно так же будет и здесь – эту идею можно использовать, чтобы стимулировать диалог, чтобы было понятно, где сходится мнение большинства людей, политических сил о том, что допустимо и недопустимо в отношениях с Россией.

То есть референдум можно использовать как стимул для начала содержательных разговоров о том, что делать и как жить дальше с Россией. В худшем случае, референдум может использоваться как прикрытие общественным мнением каких-то шагов во внешней политике. Но до этого, скорее всего, не дойдет.

Полная демилитаризация и возвращение этих территорий в лоно Украины - это большая работа Фото: GettyImages

Николай Маломуж, экс-глава Службы внешней разведки, генерал Украины

Проводить референдум в этой ситуации нецелесообразно. Те вопросы, которые сегодня стоят перед Украиной - о возвращении территорий, по установлению мира - должны быть проработаны группой специалистов. Также нужно задействовать соответствующие отработанные механизмы с нашими международными партнерами на высшем политическом уровне. Далее идут переговоры с Россией. И, имея мощную подготовленную базу с мощными аргументами, можно повлиять на Путина.

Поэтому ни один референдум не повлияет на Россию. Это решение будет разбалансированным, потому что миллионы людей этого не знают, они этого глубоко не осознают, и не будет реальных механизмов решения ситуации. Да, могут что-то популистское принять, какие-то задачи поставить и уже на этой волне Зеленский что-то будет проводить. Однако результатов не будет.

Читайте: Не знает, что ему делать: россияне бурно обсуждают идею Зеленского о референдуме

Сегодня должны быть отработаны глубокие механизмы урегулирования, а Порошенко к этому не прислушался. Эти механизмы должны аргументироваться и партнерами, и нами. Программы действий должны согласовываться президентами и руководителями стран.

То есть должна быть решена стратегическая модель урегулирования и предложен конкретный поэтапный план или дорожная карта действий. Под эгидой этих стран и уполномоченных министров иностранных дел, руководителей спецслужб, представителей правительств создается рабочая группа по организации комплекса мероприятий - вывод боевиков, демилитаризация, восстановление Донбасса, обмен пленными, установление новых режимов, но под международным контролем. А тогда уже произойдет полная демилитаризация и возвращение этих территорий в лоно Украины. Это большая работа. Референдумом и популизмом это не решается. Поэтому в данной ситуации - это путь в никуда.

Юрий Романенко, соучредитель Украинского института будущего

Референдум необходим, если будет развернут сценарий некоего компромиссного варианта по выходу из конфликта. И для того, чтобы снять все вопросы относительно этого варианта, конечно же, и нужен референдум. Поэтому я не вижу в этом ничего предосудительного. Тем более, что это нормальная европейская практика.

В любом случае, будем искать варианты выхода из конфликта – он не может тянуться десятилетиями. Поскольку мы за пять лет не реформировались и живем на донатах и кредитах МВФ, то, соответственно, мы оказываемся в плену стратегических интересов США и Европы, а они устали от всего этого и хотят, чтобы эта проблема как-то решилась (прежде всего хочет Европа).

Если мы не хотим, чтобы ситуация пошла по самому худшему для нас варианту, когда Россия договаривается с Западом, и нас просто сливают, то мы должны занять активную позицию и пытаться предложить варианты по выходу из этого конфликта, которые являются приемлемыми, и для Штатов, и для Европы, и для России. В принципе контуры этого решения очевидны.

Мы в любом случае будем идти на какие-то компромиссы с Россией по поводу Донбасса. Понятно, что никто не признает Крым российским. Но мы будем идти на какие-то условия России - прежде всего, речь идет о вопросе снятия санкций, который будет ключевым. Мы можем пойти на снятие санкций в обмен на то, что они оттуда уходят, дают финансовую помощь вместе с Европой, 50 на 50, и забирают наиболее одиозных боевиков, а остальным мы проведем амнистию.

Нужно прекратить эти обстрелы, но ни в коем случае нельзя соглашаться на автономию Фото: GettyImages

Опасность в проведении референдума? Опасность – это продукт нашей пассивности. Если мы будем пассивными, то в этом и будет самая главная опасность, потому что тогда за нас все будут решать. Если же мы будем активными и начнем наконец маневрировать и предлагать нашим партнерам и соседям на Западе рецепты, которые будут включать их интересы, тогда мы сможем выйти из этой ситуации с какими-то минимальными для себя потерями. Но мы сможем создать на Востоке Украины стабильность.

Понятно, что нужно прекратить эти обстрелы, но ни в коем случае нельзя соглашаться на автономию, потому что это чревато дальнейшими проблемами. У нас ключевая красная черта – это отсутствие автономии. Но при этом мы должны быть готовыми идти на уступки, связанные с санкциями, и Запад это поймет. Им это тоже может быть выгодно, потому что за счет этих санкций можно будет спонсировать восстановление Донбасса.

Условно говоря, формула должна быть такая: мы снимаем санкции, а Россия и Европа дают по 3 миллиарда долларов в год, допустим, на срок в 5 лет. Получится около 30 миллиардов, чего хватит не только на восстановление Донбасса, но, и чтобы влить в Украину. То есть у нас должна быть стратегия, направленная не только на прекращение войны, но и укрепление экономики.

Как заставить Россию вливать деньги? Какая для нас разница, признает она себя стороной конфликта или не признает, если мы договоримся на приемлемых для нас условиях. Все и так знают, что Россия является участником конфликта. Для нас критическим является выход из конфликта либо его разморозка таким образом, чтобы нам это было приемлемо – на этом мы должны сосредоточиться. Никакого другого статуса, чем тот, что есть сегодня, мы не сможем получить, потому что Европа устала, в Штатах сложная ситуация, а в ООН у России право вето. Поэтому у нас нет реального инструмента, чтобы было так, как мы хотим. Тем более, что мы сделали очень мало, чтобы стать более сильными и иметь более сильные переговорные позиции. Фактически Зеленскому сейчас придется начинать все с нуля.

И в этой ситуации референдум – это объективный шаг, который позволит показать, что власть не занимается волюнтаризмом. Если власть просто примет какое-то решение, то оппоненты Зеленского будут кричать: "Смотрите, они предали Украину". А если будет референдум, тогда можно будет сказать, что 75% населения поддержало решение о, например, мире с Россией. Это мнение большинства – с ним нужно соглашаться. Разве это антидемократично, антиконституционно?

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Что приготовил Путин для Украины - американский генерал назвал главные угрозы

Украина должна усилить свои позиции на Черном море - Азов и Одесса сейчас больше всего интересуют Россию

Активное наступление на Донбассе будет стоить Украине жизней десятков тысяч военных - генерал

Генерал Романенко рекомендует Зеленскому поговорить с Путиным по телефону

Убийство 5-летнего ребенка: топ-5 громких преступлений полиции за последние 5 лет

Резонансное убийство 5-летнего ребенка в Переяслав-Хмельницком: кто из топ-чиновников должен ответить за это чудовищное преступление

Новости партнеров

Загрузка...