RU   UA   EN  

понедельник, 27 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.10
Мир

Лига чемпионов 2018/19: новости, результаты, видео

Мнение

Военное вторжение в Венесуэлу: США думают, а Россия может потерять миллиарды

Илия Куса о событиях в Венесуэле

Илия Куса о событиях в Венесуэле Фото: GettyImages

За последнюю неделю мир наблюдал очередное обострение политического конфликта в Венесуэле. Лидер оппозиции Хуан Гуайдо призвал венесуэльцев к массовым протестам, пытался привлечь на сторону протестующих представителей силового блока, но режим Николаса Мадуро не пал. Более того, протестные движения были подавлены, и в ходе столкновений погибли несколько человек.

Как будет развиваться ситуация в Венесуэле, возможна ли военная операция с участием США и других государств, в том числе России, "Апострофу" рассказал эксперт по вопросам международной политики "Украинского института будущего" Илия Куса.

Очередная протестная волна уже завершилась, ничем все это не закончилось. Вышли, попротестовали, флагами помахали и на этом все закончилось. Да, Гуайдо объявил страйк. Но то, что они объявили, и что будет - на самом деле, получается всегда по-разному. Они объявили общенациональный страйк и сегодня-завтра люди должны бастовать. Посмотрим, что будет.

Но основная фаза была 30 апреля, которую сам Гуайдо назвал последней фазой операции по свержению режима Мадуро. Но ничего не произошло. Я так понимаю, что, во-первых, было недостаточно людей, во-вторых, они немного переоценили свои усилия и возможности, пытались привлечь на свою сторону военных с базы ВВС в пригороде Каракаса, но те не пошли на это. А дезертиры, присоединившиеся к ним - их было очень мало, потому их быстро и легко разогнали. Вот чем закончились события двух последних дней.

Проблема в том, что есть две реальности, в которых находится Венесуэла, и очень сложно что-либо адекватно оценивать. В лучшем случае, туда нужно ехать, так как есть несколько вопросов, которые можно трактовать абсолютно по-разному. Есть реальность Мадуро, есть реальность Гуайдо. Условно говоря, Мадуро произносит какие-то свои абсолютные вещи в абсолютных категориях: про нападение Империи, про всемирный заговор против Венесуэлы. Гуйадо и его сторонники говорят противоположные вещи, полярные по своей форме: мол, кубинцы чуть ли не руководят Мадуро.

Мы видим разные полубредовые сообщения с обеих сторон, поэтому сложно адекватно проанализировать эту ситуацию. Идет сумасшедшее количество информации с обеих сторон в соцсетях, СМИ и так далее. В эти два дня было сложно понять, что вообще происходит: кто, сколько людей, куда они пошли, что с ними произошло, были ли убитые или нет, были ли раненые и сколько... Это все полный хаос. Но это прекрасный пример противостояния с очень частым применением информационного оружия, который можно изучать.

Читайте: Метод Путина: известный журналист пояснил, чем опасны для Украины протесты в Венесуэле

Неудачный блицкриг

По международному праву само признание Гуайдо многими странами ничего не несет. Условно говоря, допустим, завтра президент Польши признает президентом Украины, например, спикера Парубия - это ничего не будет значить. Это будет политическое заявление, которое на практике никак не поменяет ситуацию в Украине. Ни с точки зрения международных позиций, ни с точки зрения внутреннего законодательства. То есть у нас все равно будет избранный президент. То же самое в Венесуэле. То, что Гуайдо признали около 30-40 стран, с юридической точки зрения не значит ничего. Они всего лишь поддерживают оппозицию.

Здесь надо говорить об оппозиции, так как Гуайдо - не самостоятельная личность. Он не является единственным лидером, он выдвиженец. К тому же, оппозиция Венесуэлы - это не монолитное образование, а десятки партий, которые имеют разный интерес. Сейчас они согласились встать под знамена Гуайдо во многом благодаря усилиям США, Колумбии и Бразилии, которые им помогают, но не факт, что это продлится долго. Если противостояние в Венесуэле перейдет в фазу вялотекущего, долгого конфликта, то это невыгодно Гуайдо, потому что оппозиция долго держаться за него не будет. Он не имеет такой популярности среди оппозиционеров, как имел его ментор и учитель Леопольдо Лопес, который был истинным лидером протестов, начавшихся в 2015 году.


Если противостояние в Венесуэле перейдет в фазу вялотекущего, долгого конфликта, то это невыгодно Гуайдо Фото: GettyImages

Большая часть венесуэльцев в январе даже не знала, кто такой Гуайдо, до того, как его выбрали спикером Национальной ассамблеи, а потом он провозгласил себя президентом. За ним все пошли, так как Гуайдо обещал блицкриг. В январе у них реально был шанс, тогда все думали, что режим Мадуро упадет.

Но единственное, что не дало этому случиться - позиция армии, которая решила остаться нейтральной. Я бы не сказал, что они все фанаты Мадуро - это пока что ошибочное утверждение. Они держат нейтралитет. Там есть отдельные люди, например, министр обороны. Но министр обороны и, условно говоря, командующие гарнизонами - это две разные вещи в этой истории. Их пока не убеждают ни власть, ни оппозиция, которой они пока не верят. К тому же, многие солдаты и офицеры выросли в социальной среде антиамериканизма, который повлиял на их мышление и мировоззрение, поэтому они не доверяют США. Может быть, они были бы рады переговорить с оппозиционерами, но они понимают, что лидеры оппозиции не являются самостоятельными в их восприятии. Это мешает им довериться оппозиции. Есть многие недовольные Мадуро, в том числе и среди высших офицеров. Но есть и те, кто поддерживает его.

Даже среди правящей партии есть те, кто считает его неэффективным президентом. И они были бы рады его убрать. Но опять же, не с кем вести переговоры. Самое главное препятствие, которое сейчас не позволяет нормально вести переговоры между правящими силами и оппозицией - фактор США. Да и Мадуро не даст этого сделать. Хотя попытки были.

Военное решение

Риск существует, но в администрации Белого дома консенсуса нет. Есть Джон Болтон (советник президента по национальной безопасности), который активно шепчет на ухо Трампу о необходимости этого вторжения. Он является главным адвокатом силового сценария. Но далеко не все это поддерживают, особенно в Пентагоне. Они понимают, что риски такой военной кампании могут быть колоссальными. Это не Ирак - здесь сложнее логистически: другая страна, другой ландшафт. Они даже не уверены в том, что будет большая поддержка вторжения. Потому что, если посмотреть на действия венесуэльской оппозиции, то многие ее сторонники готовы поддержать своего лидера Гуайдо, даже зная, что ему помогают США, Канада и другие страны, но военное вторжение - это совершенно другой вопрос.

Однозначной поддержки большинства в этом отношении нет, никто это не воспримет. Колумбия и Бразилия, которые являются союзниками США на сегодняшний момент, не решаются на такой вариант, и несколько раз их лидеры говорили, что не пойдут на это. Потому что они первыми пострадают от возможной гражданской войны. Поэтому сейчас в Белом доме идет борьба между силовым сценарием и продолжением политики санкций, которые душат экономику Венесуэлы. За второй вариант выступает тот же Майкл Помпео (госсекретарь США).

Сложно сказать, чем все закончится, но риск вторжения есть, поскольку Болтон - достаточно влиятельный человек в администрации Трампа.

Если посмотреть на действия венесуэльской оппозиции, то многие ее сторонники готовы поддержать своего лидера Гуайдо Фото: GettyImages

Роль России

Не думаю, что Россия применит свою военную силу в Венесуэле. Во-первых, у них нет ресурсов, поскольку они ведут несколько войн на других континентах. Тем более, что для них Венесуэла не несет какого-либо стратегического интереса. Единственное, что хотят россияне - сохранить свои деньги, которые они в нее вложили, в том числе кредитные, а не потерять их, как это было в Ливии. Им не так важен Мадуро, а главное, чтобы был плавный переход без гражданской войны и не обнулились обязательства, деньги и инвестиции, которые они вложили в нефть и газ.

Такая ситуация у них была с Ливией. В 2011 году они договорились с США по Ливии о "сливе" Каддафи. Тогда в Совете безопасности Россия воздержалась от голосования. Таким образом, они открыли дорогу так называемой гуманитарной интервенции. Но затем США их кинули в Ливии, поэтому они обиделись. Когда Каддафи убили, то все обязательства обнулились, и россияне потеряли миллиарды долларов, которые они влили в нефтегазовую сферу.

Так же и по Венесуэле. Я не верю, что они пойдут так далеко, чтобы воевать в Венесуэле. К тому же, у них ресурсов нет. Китайцы - то же самое, хотя они и имеют там большее влияние и могут потерять больше, чем Россия. Но думаю, что до этого не дойдет.

Идея Принса

Главный вопрос в том, насколько будут вмешиваться США. Будет это военное вторжение или, например, то, что сейчас циркулируют в Белом доме - идея направить туда наемников и частные военные кампании. В частности, это предлагает Эрик Принс (основатель государственной службы безопасности и охранной компании Blackwater USA, которая закрылась после скандала в Ираке, - "Апостроф"). Сейчас Принс продвигает в администрации Трампа идею о приватизации армии, чтобы заменить американские войска наемниками, так как это дешевле и не несет определенных рисков для государства. Это будут частные войска, которые не подпадают под международное право, их можно объединять в мобильные группы и забрасывать в ту же Венесуэлу. Соответственно, они будут помогать местным организовываться и вооружаться.

Эта идея сейчас циркулирует в Белом доме и продвигается Принсом, который является достаточно влиятельным человеком, неформальным советником президента. Но пока что ему не удавалось убедить Трампа на это. Он пытался продвинуть свою идею в Ираке и Афганистане, но пока неудачно. Возможно, по Венесуэле, как компромисс между идеями санкций и вторжением - некий средний вариант может пройти.

То есть полноценное вторжение маловероятно, но вариант частных армий при поддержке спецслужб я вполне рассматриваю, учитывая историю действий США в разных регионах, в том числе и в Латинской Америке. Я не вижу для этого каких-то особенных препятствий.

Повторюсь, рисковать вторжением они не хотят, так как это будет уже чересчур радикально - поэтому такой компромисс является хорошим вариантом.

Что касается отстранения Мадуро, то это вопрос времени. Вопрос в том, как это произойдет, какой будет передача власти - мирной или насильственной. Останутся ли в системе сторонники Мадуро? Рухнет ли его режим полностью или останутся какие-то люди? Уйдет ли Мадуро в результате внутреннего переворота, который я вполне рассматриваю, потому что он бы устроил всех: Россию, США, Китай и так далее. То есть как и когда это произойдет.

Поддержка Гуайдо не прекратится, так как те же Штаты влили уже много ресурсов, поэтому не могут отказаться. А дать утихнуть этому процессу - означает признать поражение. Им же нужно срочно действовать. До лета им желательно принять какое-то решение - если процесс затянется до осени, то будет сложнее. Чем глубже Мадуро окопается в президентском дворце, тем сложнее будет его оттуда выбить, и это произойдет с большими жертвами.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Венесуэла близка к войне: вмешательство США может стать фатальным - британский журналист

Как будет развиваться ситуация в Венесуэле после переворота, спрогнозировал Эдвард Лукас

Америка готовит удар по самому больному месту России - частная разведка США

Вторичные санкции США против третьих стран, сотрудничающих с Россией в обороне и энергетике, может повлиять на поведение Москвы, считают аналитики Stratfor

Громкая перестановка от Трампа: ничего хорошего для России не ожидается

Как увольнение с должности госсекретаря США Рекса Тиллерсона и назначение Майка Помпео скажется на американской политике по России и Украине