РУС. | УКР.

среда, 24 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.30
Экономика

Украинские предприятия массово отказываются платить по долгам

Ссылаясь на финансовый кризис, компании уклоняются от выплат по кредитам

Ссылаясь на финансовый кризис, компании уклоняются от выплат по кредитам Некоторые заемщики шантажируют компании тем, что вывезут лизинговую технику в зону АТО Фото: Владислав Содель

Объем проблемных кредитов в банковской системе растет быстрыми темпами. И виной тому не недисциплинированные граждане-заемщики, а компании. Из-за девальвации гривны они отказываются гасить валютные кредиты. Хуже всего обслуживают долги крупные компании. Доходит до того, что банки уже участвуют в перестрелках, чтобы забрать залоги. Из-за этого финучреждения начали бороться за клиентов из среднего сегмента бизнеса.

Банкиры признаются, что самая большая проблема сегодня возникает с платежами предприятий по валютным кредитам. Объем таких кредитов в банковской системе достаточно высок – около 345 млрд грн. А крупные предприятия вообще уклоняются от оплаты валютных долгов.

По состоянию на 1 марта доля просроченной задолженности по кредитам составила 16,8%, сообщает Национальный банк. Это самый высокий показатель за последние девять лет. Но озвученные цифры – довольно оптимистичный взгляд на текущее положение вещей. По классификации НБУ в проблемную задолженность попадают только кредиты, просроченные более чем на 90 дней. Здесь не учитываются кредиты с меньшим сроком просрочки и реструктуризованные кредиты.

Один из самых громких скандалов, когда крупная компания не заплатила по долгам, произошел с агрохолдингом «Мрия», который принадлежал семье Ивана, Клавдии, Андрея и Николая Гуты. Задолженность компании оценивали в $1,3 млрд. Среди кредиторов оказались Альфа-Банк, Укргазбанк, ПУМБ, Проминвестбанк, Евробанк и Международная финансовая корпорация (IFC). Еще летом прошлого года компания отказалась обслуживать свои долги. А 16 сентября МВД Украины объявило Николая Гуту в розыск. «Гуты построили фактически пирамиду. Что в итоге? Объявлен в розыск один из членов семьи и до сих пор не пойман. Другие члены семьи в розыск не объявлены. Гуты сидят в Швейцарии и хорошо себя чувствуют»,– сетует заместитель председателя правления ПУМБ Константин Школяренко.

Сегодня кредиторам удалось поставить свое руководство во главе компании-должника. Но вернуть деньги им вряд ли удастся. «Новые менеджеры пришли на выжженное поле. То, что им досталось от компании, иначе как обломками назвать нельзя. Половина банка земли была потеряна, пустые элеваторы, отсутствие документов и масса других проблем»,– рассказывает Константин Школяренко. Мы надеемся, что банк получит назад часть своих денег, но вероятно не все, говорит директор департамент предприятий АПК Проминвестбанка Сергей Середа.

Также компания осталась должна еще $60 млн по лизинговым договорам. «Мрия» брала технику в лизинг у «ОТП Лизинг», «Райффайзен Лизинг Аваль», «УниКредит Лизинг» и «Украинского лизингового фонда». Лизингодатели защищены больше, чем остальные кредиторы: техника, переданная в лизинг,– все же их собственность. Долги, которые не обслуживаются, у «ОТП Лизинг» составляют 17%, рассказывает генеральный директор компании «ОТП Лизинг» Андрей Павлушин. «Это с учетом "Мрии", которая была нашим ключевым клиентом и занимала 12% в нашем портфеле,– уточнил господин Павлушин.– В прошлом году мы сделали все возможное, чтобы получить свою технику назад – 82% техники нам удалось вернуть».

Кредиторы охотнее платят лизинговые платежи, чем проценты по кредитам. «Например, ОТП Банк и мы дали кредит одной и той же компании. Нам они платят, а банку нет»,– отметил господин Павлушин.

Но забрать, пусть даже и свою технику, «ОТП Лизингу» оказалось непросто. «Мы столкнулись с тем, в случае "Мрии", что компания вкладывала не в возвращение денег кредиторам, а в свою физическую защиту. У "Мрии" была служба безопасности порядка 300-400 человек. Поэтому, даже когда у нас было решение исполнительной службы о том, что технику можно изымать, физически ее забрать было очень сложно. Милиция в этот вопрос пыталась не вмешиваться»,– рассказал Андрей Павлушин.

Банкиры также жалуются, что не могут противостоять таким вооруженным формированиям. «Судебная система Украины худо-бедно, но работает. Настоящие проблемы начинаются на этапе выполнения решений исполнительной службы. Приходит исполнитель, один или два человека, а против него выходят 200-400 человек с битами, кастетами и оружием,– сетует Константин Школяренко.– Как показала практика, некоторые из них готовы и стрелять. В таких случаях милиция прячется, и сил, готовых противостоять таким частным мини-армиям, не существует».

Показательным стал случай, произошедший 7 марта 2015 года, когда должник «Технологическая Аграрная Компания Объединенная» (ТАКО) попыталась вывезти залоговое зерно. В результате, от огнестрельного ранения погиб сотрудник охранной фирмы, нанятой банком для охраны залогового имущества, еще 15 человек получили ранения. «Охрана ТАКО расстреляла охрану ПУМБа, человек погиб. Милиция часть людей задержала. А через день судья Житомирского суда их отпустил»,– сетует господин Школяренко. К собственникам компании Дмитрию Колеснику и Борису Подольскому «Апострофу» дозвониться не удалось – их мобильные телефоны не отвечали. ПУМБу компания осталась должна $17 млн и 7 млн грн.

Всего ТАКО должна банкам $60 млн и 900 млн грн. Кредитовали ее, кроме ПУМБа, Укрсоцбанк, Райффайзен Банк Аваль, Креди Агриколь Банк и признанный неплатежеспособным Дельта Банк. Компания перестала обслуживать кредиты еще в июле 2014 года. «Компания отказалась платить по счетам, не объясняя»,– говорит генеральный директор «Сервис Агрохолдинг» Виктор Колесник. Должна быть ответственность не только владельцев банков за их банкротство, но и владельцев других компаний, которые позволяют себя такие вещи, считает Андрей Павлушин.

Не выплачивает долг и полтавская группа компаний «Амарант», принадлежащая Роману Харченко. Компания осталась должна $50 млн банкам и зернотрейдерам, еще 5 млн грн – ее задолженность перед лизингодателями. Кредитовали компанию банки «Кредит Днепр», ПУМБ и признанный уже неплатежеспособным Златобанк. В январе менеджмент компании перестал общаться с кредиторами. Банки подали заявления в правоохранительные органы по факту мошенничества. Сейчас компания не находится по месту регистрации. По телефону, указанному как номер компании, «Апострофу» это подтвердили, сказав, что «Амарант» выехал в неизвестном направлении.

Банкиры жалуются и на компанию, основанную Николаем Толмачевым, собственником девелопера ТММ, «Синтал Д». Она задолжала $23 млн ПУМБу, банку «Кредит Днепр» и Проминвестбанку. 8 января Хозяйственный суд Харьковской области возбудил дело о банкротстве подконтрольного предпринимателю крупного агрохолдинга «Синтал Д». Дело о банкротстве было инициировано по заявлению самой компании, чтобы не позволить кредитору расширить залог за счет недвижимости, принадлежащей Николаю Толмачеву. На момент публикации статьи в компаниях «Синтал Д» и компании ТММ не прокомментировали ситуацию с выплатой по долгам.

Впрочем, заемщики находят и новые способы не платить по долгам. Например, шантажируя компании тем, что вывезут лизинговую технику в зону АТО. «Были случаи, когда наши клиенты предъявляли ультиматум. Если мы хотим, чтобы техника вернулась на территории, подконтрольные Украине, то мы должны простить им часть долга»,– рассказывает Андрей Павлушин. Теперь компании установили GPS на всю технику и отслеживают ее местоположение.

Еще одним способом уйти от обязательства платить по кредитам является схема по выведению земельного банка на другие компании. Ведь земля залогом быть не может, поскольку она, находясь в аренде, не является собственностью заемщика. Как правило, банки выдают кредиты под будущий урожай, технику или личные поручительства. Поэтому «хитрый» заемщик может переоформить договоры аренды на другое свое предприятие, оставив, таким образом, банки «с носом». «Необходимо вносить изменения в договоры, которые запретили бы до окончания выплаты кредита переводить земельные банк на другие компании»,– считает директор департамента средних корпоративных клиентов Укрсоцбанка Андрей Путивской.

Получив негативный опыт работы с крупными компаниями, банки начали массово переориентироваться на средний бизнес. «Мы сегодня уходим в сегмент средних компаний и даже ниже средних с банком земли 5-20 тыс. га»,– рассказывает господин Путивской. Как правило, акционеры таких компаний проживают в местах расположения земли. «Как мы видим, акционер относится нечистоплотно к долгу тогда, когда это для него только инвестиция. Он вложил свободные деньги в землю, когда были высокие цены на зерновые. И как только ситуация на рынке поменялась, акционеры пытаются с этого бизнеса выпрыгнуть»,– говорит Андрей Путивской.

Того же мнения придерживаются и в лизинговых компаниях. «Проблема украинского сельского хозяйства в том, что мы начали развиваться по бразильскому сценарию с крупными банками земли и огромными рисками,– рассказывает господин Павлушин.–Хочешь не хочешь, а работать приходилось с компаниями Олега Бахматюка, Николая Гуты. Эти люди сконцентрировали на себе 100-400 тыс. га земли, а некоторые и 600 тыс. га. В Европе если компания имеет более 50 тыс. га, то ее собственник считается чуть ли не олигархом. Проблема в том, что мы работали не с фермерами, а с земельными баронами».

Средние и мелкие аграрные компании ведут себя ответственнее крупных агрохолдингов, соглашается и Константин Школяренко. «Мы тоже будем снижать средний чек,– говорит Андрей Павлушин.– Конечно, всегда приятней приехать в "Леонардо", в котором сидела "Мрия", заключить договор на $10 млн и пойти отметить это в красивый ресторан. Теперь придется работать с колхозниками и ездить по полям, встречаться с людьми на местах. Это сложнее, но это делать нужно».

Поскольку в ходе подготовки материала «Апостроф» не смог разыскать всех фигурантов, мы готовы предоставить возможность всем упомянутым в этой публикации компаниям рассказать свою версию происходящего.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...