РУС. | УКР.

воскресенье, 28 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.28
Политика
Мнение

Удальцов сидит, Немцов убит: кто возглавит протест против Путина

В российском обществе копятся усталость и недовольство

В российском обществе копятся усталость и недовольство Новые протестные настроения в России возможны, но, как показал опыт прошлых лет, они не приносят никаких результатов (на архивном фото - многотысячный оппозиционный митинг на Болотной площади в Москве 10 декабря 2011 года, ставший самым массовым с начала 90-х) Фото: EPA/UPG

Отношение россиян к президенту Владимиру Путину ухудшилось. Такой вывод можно сделать из последнего социологического опроса "Левада-центра". Специалисты опросили 1600 человек в 137 населенных пунктах России. Если в январе 2012 года только 3% респондентов констатировали, что их отношение к Путину "значительно ухудшилось", то сейчас недовольных уже 12%. Кроме того, все меньше людей считают, что Путин способен успешно решать проблемы страны. Если в 2014 году 38% опрошенных ответили, что президент России справляется с вызовами, то в 2016-м таких оптимистов стало на 10% меньше. "Апостроф" спросил российского политолога Дмитрия Орешкина, возможны ли в связи с этим новые протесты несогласных в России, подобные тем, которые прошли 5 лет назад на Болотной площади.

У Владимира Путина было три всплеска популярности, и все они были связаны с военными кампаниями. Первая волна была в начале его президентского срока - это война в Чечне, которая закончилась тем, что в глазах большинства стало победой. Потом война в Грузии в 2008 году, а потом присоединение Крыма и пафос от того, что "Новороссия" станет частью России. После грузинской волны популярность Путина достаточно быстро пошла на спад, а вот "крымский" всплеск был самым мощным и продолжительным. Общий рейтинг поддержки президента на его пике, в начале крымской эпопеи, достигал 89%. Сейчас общий рейтинг - около 80%, причем с тенденцией к снижению, при этом на конкретный вопрос "успешно ли Путин решает проблемы" и раньше-то положительно отвечали всего 38% людей, а сейчас их стало еще на 10% меньше. Но это естественно и предсказуемо, потому что жизнь то лучше не становится. С одной стороны, идет очень мощная пропагандистская накачка через телевидение, но с другой - люди смотрят в свой карман и видят, что реальные доходы за последние несколько лет упали приблизительно на 15%. Это очень много, но все же не настолько, чтобы поменять человеческую ментальность, поэтому люди говорят, что им не хватает денег на самое необходимое, одновременно утверждая, что дела в стране идут в правильном направлении. Это следствие советской системы ценностей, потому что "правильное направление" понимается как укрепление государства и присоединение Крыма сюда хорошо вписывается.

Но с другой стороны люди понимают, что ожидать улучшений в ближайшем будущем не приходится, поэтому в обществе накапливается усталость. Просто после "маленькой победоносной войны" в Крыму это разочарование произошло медленнее, чем после грузинского и чеченского циклов. Правда, после чеченского цикла были очень удачные обстоятельства: экономика росла и росла быстро при любом правительстве. А сейчас этого нет, поэтому большая часть популярности президента опирается на пропаганду, согласно которой у нас есть враг — США. Путин успешно с ним борется, мы поднялись с колен, мы "сделали" для американцев нового президента, который должен быть лучше, мы присоединили Крым, мы вообще молодцы. Но при этом получается то, что называется когнитивным диссонансом: раз мы присоединили Крым, значит мы разбогатели. Но жизнь стала хуже, и понимание того, что за эту территорию нужно платить так же, как и за Донбасс, в головах не укладывается. Поэтому общая динамика нисходящая, и она таковой останется.

Это очень тревожит кремлевских стратегов, потому что они понимают, что к 2018 году (когда пройдут выборы президента РФ, - "Апостроф") будет трудно взбодрить население. Нужно совершить какой-то новый подвиг. В экономике он точно не получится, потому что, даже если сейчас начать абсолютно правильную политику, что само по себе маловероятно, результаты появятся в лучшем случае не раньше чем через 2-3 года. Остаются только пропаганда и внешняя политика. Была попытка реализовать Сирию, но, с точки зрения пиара, она, скорее, оказалась неудачной, потому что половина населения не поддерживает сирийскую кампанию. Украина — другое дело, мы забрали Крым, и это замечательно, а Сирия то зачем? Она далеко, а нам нужно заниматься другими делами. В этом смысле Путин ошибся. Он думал, что за несколько месяцев одержит победу и вернется назад, увенчанный лаврами, а получается, что мы погружаемся туда все глубже, как в Афганистан. Приходится посылать в Сирию все новых военнослужащих. Например, два чеченских батальона. Русских не рискуют посылать, а чеченцев можно, ведь никто не скажет, сколько их там погибнет.

Просто нельзя все время сидеть на допинге. Идеологический допинг был принят, бесплатный сыр в крымской мышеловке был съеден, и теперь нужно решать проблемы. Еще остается вопрос санкций, который сильно тревожит Путина. Возможно, он добьется их отмены, и тогда это будет подано как очень большой успех. Но в любом случае Путину придется сосредоточиться на внешней политике, а внутреннюю убирать из фокуса общественного мнения, как убрали проблему Крыма и Донбасса. Про это уже и забыли.

Что касается новых выступлений и протестов, то это бессмысленно. Что изменилось? Ничего. Как метод воздействия на власть протесты оказались не достаточно эффективными. Люди, которые организовывали такие выходы, убиты либо находятся в тюрьме. Удальцов сидит, а Борис Немцов убит. Таким образом, власть дала понять, что проку от этих выступлений не наблюдается. Участники этих процессов испытывают разочарование. Наконец все силы пропагандистской машины были брошены на дискредитацию этого городского, столичного, продвинутого протеста, на него даже умудрились возложить ответственность за все трудности, которые Россия переживает. Мол, рабочий класс пашет не отрываясь, а они ходят и чего-то там демонстрируют.

Кроме того, протестные настроения возможны, когда есть раскол элит. Например, украинский Майдан 2004 или 2014 года. Это проходило на фоне появления реальных политических альтернатив. В 2004 году были Ющенко и Тимошенко — лидеры протеста. В 2014 году и парламент был настроен против Януковича, и были лидеры, готовые его сместить. Путин же добился лояльности элит. В связи с этим ожидать перемен не приходится, потому что кроме Путина никакой альтернативы нет. С точки зрения политтехнологий, это удачное решение, но в долгосрочном плане для России это опасно. Какой бы ни был замечательный Путин, он делает ошибки, а их никто не исправляет. В нормальном обществе есть власть, но существует и оппозиция. Это легально встроенная во власть структура, которая может предложить альтернативный путь и по закону его реализовать. В Украине оппозиция есть. Хорошая она или плохая, но действующие элиты должны учитывать, что на следующих выборах они могут проиграть. А в России оппозиции нет, как не было ее в СССР. Мы откатились к советской системе ценностей, когда есть несменяемое руководство, которое всегда право, и отщепенцы, которым всегда что-то не так, которые работают на деньги Запада и раскачивают лодку.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Украина нанесла удар по аналогу ДНР-ЛНР: есть сразу несколько целей

Урегулирование приднестровского конфликта может иметь негативные последствия для Украины

Через ВКонтакте Россия может управлять 13 млн украинцев: раскрыт механизм

Украинцы добровольно передают информацию российским спецслужбам через социальные сети и бухгалтерские программы