RU   UA  

четверг, 18 апреля
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.75
Политика

Лига чемпионов 2018/19: новости, результаты, видео

Конституцию превратили в матрас, который прогибается под каждым президентом - Геннадий Друзенко

Без возобновления доверия украинцев к Конституции может произойти апокалипсис

Общественный активист, основатель и руководитель Первого добровольческого мобильного госпиталя им. Н. Пирогова ГЕННАДИЙ ДРУЗЕНКО в интервью "Апострофу" рассказал, почему патриотические силы, добровольцы не могут докричаться до своей аудитории и выдвинуть собственного кандидата на президентские выборы, почему украинцы так легко прощают политикам невыполненные обещания, а также объяснил важность восстановления доверия общественности к Конституции.

- В прошлом интервью вы говорили о том, что до Нового года будет открыто окно возможностей, и если в политике не появятся новые лица, лидеры среди добровольцев и волонтеров, то в ближайшие пять лет мы уже их не увидим. Почему не появились такие лидеры?

- Я скажу очень коротко, к сожалению, нашего избирателя украл Петр Порошенко. Он в своей риторике насколько подвинулся вправо, что любые патриотические силы искусственно начали концентрироваться вокруг него. По сути, его технологам в головах патриотически настроенного электората удалось смоделировать альтернативу: либо "Порошенко и Украина", либо "без Порошенко и без Украины". И теперь многие мои фронтовые сестры и побратимы искренне верят, что любой другой президент, кроме Порошенко, сдаст Украину Путину. Это абсолютно неприемлемо, когда кто-то притворяется тем, кем он не является. По своей сути, по своей политической флюгерности, по своей биографии Петр Алексеевич - кто угодно, но точно не украинский националист. Но, к сожалению, он имеет настолько мощный доступ к СМИ, финансовым и административным ресурсам, что просто совершенно заглушил голоса настоящих патриотов.

Смотрите: Кошулинский (Руслан Кошулинский - заместитель председателя партии ВО "Свобода", - "Апостроф") имеет 1%, Билецкий (Андрей Билецкий - лидер партии "Национальный корпус", - "Апостроф") вообще сказал, что не идет на президентские выборы, потому что это фарс, Ярош (Дмитрий Ярош - народный депутат, лидер Украинской добровольческой армии и организации "ДІЯ", бывший лидер "Правого сектора" (2014-2015), - "Апостроф") фактически исчез из информационного пространства и сказал, что не хочет заниматься политикой и концентрируется на войне. То есть люди Порошенко так смоделировали ситуацию, что нам не оставили ни единого шанса. Это мой главный аргумент, почему я сделаю все для того, чтобы украинцы весной просто поблагодарили Порошенко, и он ушел на заслуженный или незаслуженный отдых. Тогда у волонтеров, патриотов, добровольцев снова появится шанс выйти на политическую сцену, потому что та аудитория, которая сегодня искусственно сплотилась вокруг Порошенко, прозреет и, наконец, начнет искать своих настоящих лидеров, а не патриотических симулякров с неограниченным ресурсом.

- Еще одна причина, почему не появились новые лица, это финансовая несостоятельность...

- Их просто заглушили финансовый вопрос, медийный вопрос. Вы же видите, что только ты делаешь шаг влево, шаг вправо, ты можешь прийти в "Апостроф", но не можешь прийти на ТВ. Фактически, проекты по раскрутке новых перспективных лиц даже на более или менее нейтральных пинчуковских каналах закрыли до Нового года и поставили точку, разбежались.

Повторюсь, что выборы, как и война: на них мало быть честным, профессиональным и харизматичным лидером - нужно еще иметь достаточный ресурс. Условно говоря, представьте себе гениального певца, который в огромном зале поет без колонок. Так вот, он проиграет любому посредственному исполнителю, у которого есть соответствующая аппаратура. Это, условно говоря, и есть то сравнение, что у Петра Алексеевича, у Тимошенко в определенной степени, еще у 2-3 кандидатов есть вот эти колонки, и их слышат, даже когда они поют фальшиво. Когда мы пытаемся петь искренне, то нас слышат десятки тысяч в лучшем случае, а их слышат десятки миллионов. Поэтому, мы просто не имеем шанса докричаться до нашей аудитории, по крайней мере, пока Порошенко президент.

- А чем вы объясняете такое количество кандидатов? Говорят, что на этот раз их количество может быть рекордным: уже зарегистрировано 22 кандидата, а может дойти даже до 40.

- Скорее всего, так и будет. Хотя на этот раз играют на минимуме, более или менее определились несколько лидеров, которые, скорее всего, и выйдут во второй тур. Хотя, Украина - родина "черных лебедей", и все может измениться в последний момент. Но это точно не в 2010 год, 2004-й - сейчас все идут плечом к плечу. Поэтому и есть возможность оттянуть на себя значительную часть электората и сделать серьезную заявку на парламентские выборы. То есть, я думаю, что, кроме 2-3 человек, все остальные - на самом деле начали парламентскую кампанию, а президентская - как разминка, потому что такая логика избирательной гонки.

Фото: GettyImages

Классический пример - Андрей Садовой (мэр Львова, глава партии "Самопомич", - "Апостроф"), никаких шансов выиграть эти выборы у него нет, но он понимает, что его задача - сохранить свою фракцию в парламенте, а возможно, даже попробовать ее увеличить. Поэтому из тех, кто отнес свои документы в ЦИК, не менее 6-7 - начали парламентскую кампанию, а не президентскую. На политическом жаргоне это называется "взвеситься", то есть понимать, какой твой реальный электоральный вес.

- Два кандидата, которые могут выйти во второй тур - это Порошенко и Тимошенко?

- На сегодня это выглядит именно так.

- А у Зеленского есть шансы?

- Думаю, что у Зеленского шансов нет, разве что случится что-то неожиданное. По креативности - очень хорошая кампания у него, по технологичности, то Зеленский - это планшет, а все остальные - это такая книга, которую ты листаешь пальцами и делаешь закладки. Он единственный, наверное, кто умудряется еще и зарабатывать на президентской кампании, не только тратиться. В марте на широкий экран выйдет третий сезон "Слуги народа", который посмотрят миллионы украинцев; ролики Зеленского в интернете просматривают миллионы, за что YouTube доплачивает. Технологически, это просто школа, как надо вести кампанию, но выборы - это не YouTube, и у нас, по крайней мере, пока, онлайн еще не голосуют, соответственно, надо иметь людей в избирательных комиссиях, надо защитить результаты, надо построить сеть. Я очень сомневаюсь, что его избиратель, а это именно тот, кто сидит в гаджетах, пойдет ночи проводить в сельском клубе или городской школе и отстаивать каждый голос за Зеленского. Но это уже хорошая заявка на заход в парламент осенью с, условно говоря, партией украинских космополитов. Я думаю, что он заведет фракцию в парламент. Вопрос, будет ли это фракция Зеленского или одна из фракций Игоря Валерьевича. Впрочем, не думаю, что это сугубо проект Коломойского, думаю, что они партнеры в этой политической игре. А вот, сколько у кого акций, это уже их секрет.

- Говоря о внешнем воздействии на выборах, каким может быть это влияние - со стороны России, Запада?

- Влияние, безусловно, есть и будет только нарастать. С одной стороны, мы видим это по тем лозунгам, которые вошли в абсолютный сюрреальный популизм...

- А какие из них вас больше всего поразили?

- Скажем, обещаниям о том, что в течение следующих пяти лет Украина будет в ЕС или НАТО. Любому, кто хотя бы немного понимает, как принимаются решения в этом плане... это же надо убедить 28 стран ЕС, среди которых есть абсолютно пророссийские государства. Это очень долгая работа. Например, в 1997 году, когда начались официальные переговоры о вступлении в ЕС, Польша и Чехия имели еще 6-7 лет на то, чтобы подготовиться к присоединению к Евросоюзу. До этого были их соглашения об ассоциации, которые в отличие от украинского, предусматривали перспективу членства. Украина менее подготовлена к вступлению в ЕС, чем страны Центральной и Восточной Европы в 1990-х - в состоянии войны, коррумпированная, бедная страна в Европе, если брать или ВВП на душу населения, или средние зарплаты или активы домохозяйств. Очень сомневаюсь, что ЕС готов в какой-то ближайшей перспективе даже просто предоставить Украине статус кандидата на вступление и начать предвступительные переговоры. Та же история и с НАТО. Поэтому говорить на всю страну, что к 2025 году будем в ЕС - это откровенный популизм, особенно обидно, если это звучит из уст президента, который строит свою кампанию на критике популизма.

Фото: УНИАН

- Кстати, сейчас все меньше слышно заявления о том, чтобы закончить войну.

- Потому что все понимают, что война - всерьез и надолго. У нас с Россией на самом деле онтологический конфликт, то есть конфликт ценностей, конфликт того, мы отдельная нация или "малороссы", мы сфера влияния, периферия "русского мира" или самостоятельное государство. Можем говорить об определенной деэскалации конфликта или о его эскалации, но вряд ли мы скоро поставим точку в этой войне. В лучшем случае мы заморозим конфликт. Если бы кровавый конфликт на востоке Украины можно было бы как-то "полюбовно" решить, то Донбасс уже был бы нашим, ведь он - слишком дорогое удовольствие для российского бюджета. В отличие от Крыма, он не имеет стратегического значения. Но на самом деле - это война за нашу настоящую независимость, а не за Крым или Донбасс. И поэтому она всерьез и надолго.

- Могут после выборов начаться специально организованные беспорядки, недовольных результатом?

- На самом деле возможно, и это очень опасно, поскольку лидеры и те, кто им дышит в спину, играют на мизере, то есть мы не имеем того разрыва, который был раньше. Победа Кучмы в 1999 году или Порошенко в 2014-м была достаточно убедительной, чтобы не оставлять никаких сомнений, кто победил. Сегодня мы видим, что при таком мизерном разрыве очень важный вопрос и к официальным, и к неофициальным силовым структурам. Поэтому я считаю, что нынешние президентские гонки - это звездный час Арсена Авакова (глава МВД, - "Апостроф"), поскольку он может стать героем этих выборов, если гарантирует минимизацию фальсификации и грязных методов, которые уже очень активно пошли в ход, а также стабилизацию ситуации, если проиграет Порошенко, и мирную передачу власти. Потому Аваков - единственный, кто имеет достаточный ресурс для этого. Я считал: в его подчинении около 300 тысяч людей под погонами. Также очень хочется, чтобы ветераны проявили мудрость, потому что институции - все-таки важнее личностей. То есть государство держится на институциях, а не на героях. Как бы кто ни относился к Петру Алексеевичу, Юлии Владимировне или Владимиру Зеленскому – более важно продемонстрировать миру, что мы можем менять власть демократическим способом. Потому демократические выборы, которые признает мир, пока гораздо важнее, чем имя победителя.

Однако действующий президент сейчас пытается убедить свой электорат, что без него Украина не выживет. И в этом опасность. Слушайте, мы пережили Януковича, мы пережили страшный 2014 год. И сейчас, кто бы ни пришел к власти, не сможет никак повернуть Украину в российскую гавань, потому что в отличие от России, здесь последнее слово все же остается за обществом, народом, а не за властью.

- Будут ли политики и в дальнейшем использовать Конституцию в собственных интересах? В нее уже внесли курс Украины в НАТО и ЕС. В Основном Законе сказано, что государство не вмешивается в дела церкви, но мы видим, что это не так. Нужно ли будет Украине менять Конституцию?

- Вот это второй аргумент, почему именно мне больше импонирует кандидатура Тимошенко, потому что Конституция - это спинной хребет любой государственности, демократии и верховенства права. Но у нас фактически Конституция потеряла окончательно эту функцию регулятора, превратилась в тот закон, который меняют под каждого президента. Вместо Основного Закона она стала напоминать матрас, который принимает форму тела того, кто на нем лежит. Чтобы жить по закону, нужно чтобы было доверие к нему, а к этой Конституции доверие потеряно именно из-за такого отношения властей к ней. Без мобилизации населения, без активного участия общества в выработке новых правил игры, без веры граждан, что это действительно их Конституция (как сейчас есть ощущение, что это наш флаг, наш гимн, наша земля, за которые мы готовы умирать) - Конституция никогда не станет главным арбитром для всех. Поэтому очень важно сделать конституционную перезагрузку государства, привить народное доверие к институциям, чтобы приход очередного президента никогда больше не казался апокалипсисом, а государственность больше никогда не зависела от конкретных имен. В Конституции не текст главное, а доверие к ней и сознательное участие народа в ее разработке, защите и исполнении. Потому что, если оставить все так, как сейчас, то Конституция останется просто брошюркой, которая живет своей жизнью, а народ, соответственно, своей.

Фото: GettyImages

- В год с двойными выборами нам стоит забыть о продолжении реформ в стране?

- Скорее всего, что "окно возможностей" вновь откроется после парламентских выборов, потому что выборы в Украине - это, к сожалению, соревнования обещаний, а не программ. Я, как человек правых взглядов, очень рад, когда гимн украинских националистов играет и на одном из форумов Тимошенко, и на форуме Порошенко, то есть они соревнуются - кто больший патриот. Но это тоже своеобразный популизм, попытки понравиться патриотическому избирателю. На самом деле, мы видим, что нереалистичные обещания немного зашкаливают, и надеюсь, что они закончатся, когда объявят результаты парламентских выборов. Дай бог, чтобы парламентские выборы состоялись уже по новым правилам, потому что если правила игры останутся старые, то процесс реформирования будет просто блокироваться.

- А почему наши кандидаты в президенты не боятся громких обещаний? Например, Порошенко наобещал закончить за 100 дней войну, но не сделал этого. Почему политики не отвечают за свои слова?

- На самом деле, память у людей короткая. У нас голосуют сердцем, и это один из признаков незрелости общества. Поэтому, к сожалению, мы повторяемся в том, что выбор делают люди не холодной головой, а горячим сердцем, а на нем очень легко играть.

- Если верить социальным опросам, то большинство украинцев готовы просто продать свой голос. Поэтому, по словам экспертов, сейчас очень активно подключается подкуп.

- К сожалению, да, это опять же правила игры, которые не изменились. Должность президента очень дорогая, в смысле финансовой капитализации, поэтому на ее завоевание брошены все, в том числе и грязные ресурсы. Ни для кого не секрет, кто правая рука в построении избирательных сетей у Петра Алексеевича, это Сергей Березенко, который тренировался в сетевых избирательных технологиях еще в штабе Черновецкого. Его роль в избирательном штабе президента дает исчерпывающий ответ на вопрос, будет ли президентская команда банально покупать голоса своему патрону.

В этом есть большая беда, потому что, продавая голос за 200-1000 гривен или гречку, условно говоря, потом четыре года те, кто его купил, сторицей возвращают себе "вложенные" деньги за наш с вами счет.

- Учитывая ваш опыт юриста-международника, прокомментируйте суд над Януковичем. Что вы вообще думаете об этом судебном деле, и есть ли возможность у его адвокатов апеллировать в Европейский суд?

- Конечно! Во-первых, очень ярко просматривается политическая составляющая этого дела. Почему приговор по делу Януковича фактически совпал с началом президентской кампании. Нюрнбергский процесс, где были языковые проблемы, потому что его проводили три государства-победители, где масштаб преступлений был несравним с масштабами преступлений режима Януковича, который проходил в полностью разрушенной союзниками Германии, уложился меньше, чем в один год. Основные преступники нацистского режима были оперативно осуждены, наказаны, и человечество вздохнуло с облегчением. С начала процесса до исполнения приговора прошло менее 11 месяцев. Судебный процесс в деле Януковича длился около двух лет, и мне кажется, что его действительно подтягивали к выборам президента.

Суд признал экс-президента Януковича виновным в совершении госизмены и приговорил к 13 годам лишения свободы Фото: УНИАН

Во-вторых, суд в отсутствие обвиняемого - очень контроверсионное дело в международном праве, поэтому часть стран его признает, а часть - нет. Даже в Европе. Был ряд дел по этому поводу в практике Европейского суда по правам человека. Часть из них Италия, которая активно практикует процессы в отсутствие обвиняемого, проиграла. Мы еще не видели текста этого приговора, но я уверен, что юристы Януковича подадут апелляцию и, если в Украине не изменится власть, проигрывают ее, поскольку суды у нас "независимые", но потом они подадут жалобу в европейские инстанции, а здесь мы видим, что Украина пока проигрывает дела по искам бывших чиновников Януковича просто одно за другим. То есть получается так, что европейское правосудие не видит убедительных аргументов от украинского правосудия, что это не политические дела. Поэтому, пока складывается не очень утешительная для нашей власти тенденция и перспектива.

- Почему Украина входит в тройку стран с наибольшим количеством исков в Европейский суд по правам человека?

- Потому что в Украине, верховенство права - это лозунг, а не реальность. Недоверие к судебной системе зашкаливает. Если посмотреть, то по уровню общественного недоверия суды и судьи проигрывают только государственному аппарату. Понятно, что с таким недоверием к национальным судам, последнее, куда народ идет за справедливостью, это Европейский суд по правам человека.

Плюс, к обычным делам добавляются дела, которые напрямую связаны с этой войной. Юридически, это же до сих пор не война, а операция объединенных сил, которая четыре года длилась как антитеррористическая операция. А если это была антитеррористическая операция, то все разрушенные дома, нежилые сооружения, потеря здоровья, инвалидность - все это необходимо компенсировать за счет государства. Если бы сразу было объявлено военное положение, тогда бы была возможность апеллировать, что Россия как государство-агрессор несет за это ответственность. А здесь же другая юридическая реальность - антитеррористическая операция. Террористов можно привлечь к уголовной ответственности, но потерпевшие вправе требовать компенсации от государства, которое не защитило их от террористов. Статьи 19 и 20 Закона Украины "О борьбе с терроризмом" прямо говорят, что такое возмещение происходит за счет государственного бюджета Украины.

То есть государство не гарантировало мне безопасность, условно, в мой дом выстрелили из гранатомета, соответственно, государство должно как-то компенсировать мои убытки, в том числе материальные убытки относительно вреда, причиненного здоровью и тому подобное. А у нас четыре года, когда и произошли все основные разрушения и ранения, продолжалась АТО. Украина решила провести выборы, из-за чего войну назвали АТО. А когда ты не называешь вещи своими именами юридически, то ты за это платишь и платишь дорого. Выборы в 2014 году провели. Пришло время расплачиваться за то, что четыре года не называли войну войной.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Обещанного три года ждут: о чем молчат Зеленский и Порошенко

Каких вопросов стараются избегать Зеленский и Порошенко и чего не хватает в предвыборных программах кандидатов в президенты - читайте на Апострофе

Я недооценил ту машину, которая стоит за Зеленским - Андрей Куликов

Как проходила модерация дебатов Порошенко, какой компромат поможет рейтингу Зеленского упасть и какой вопрос кандидатам в президенты никогда не прозвучит - Апострофу рассказал Андрей Куликов

Нужны ли Зеленскому дебаты с Порошенко - супруга кандидата

Жена Владимира Зеленского - Елена Зеленская рассказала о подготовке своего мужа к дебатам с Петром Порошенко

Новости партнеров

Загрузка...