РУС. | УКР.

вторник, 17 октября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.54
Общество

«Вы там передайте, пусть уже там, наверху, договорятся! Мы мира хотим»

Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки Фото: Владислав Содель

Активизация военных действий на Донбассе принесла новые смерти, разрушения, боль. Люди, которых удалось эвакуировать и которые все еще не хотят покидать свои дома, находящиеся под постоянным перекрестным огнем, заждались помощи. Ее им регулярно привозят волонтеры в сопровождении военнослужащих. Как только интенсивность обстрелов пошла на спад, они поспешили проведать тех, кто их так ждет. О том, как проходит эвакуация, как встречают помощь, чего ждут и на что надеются жители зоны АТО, жизнь которых сопровождается ужасами войны,– в репортаже корреспондента А'.

Артур и Лиля Черкас (15 и 17 лет) сидят на диване в квартире своей тети в городе Угледар. Говорят тихо и спокойно, их эмоции выдают разве что руки и взгляд: Лиля то и дело замолкает и несколько секунд смотрит в пустоту, а Артур, сцепив пальцы рук, только изредка поднимает глаза. 16 января дети потеряли своих родителей – снаряд влетел во двор их дома в поселке Александровка (Донецкая область). Отец и мать, а также парень Лили Влад погибли на месте. «Маму полностью разорвало, она сильно кричала,– говорит едва слышно Лиля.– Папу – на три части. Влад лежал молча. Я к нему подбежала, начала поднимать. Но было поздно». Лилю, Артура, их младшую сестру Веронику спасло то, что они в момент взрыва находились в подвале дома. Их дедушка был на улице и уцелел чудом – взрывной волной его отбросило в сторону. В доме вылетели окна, слетела крыша, завалило машину в гараже. Пятилетнюю Веронику сразу же отнесли к соседям, а Лиля босиком и в одном халате кинулась за помощью. Но все, что смогли сделать соседи – это позвонить родственникам, чтобы те забрали детей.

Теперь их родная тетя оформляет опеку. Артура уже устроили в школу, Лиля в прошлом году из-за военных действий так и не смогла сдать внешнее независимое оценивание, но собирается сделать это в Угледаре этой весной и потом хочет поступить в Бердянский педагогический университет. Маленькую Веронику только готовят к школе. Она часто спрашивает о родителях. Ей говорят, что они уехали на заработки. Девочка боится спать одна и единственная радость для нее сейчас – уроки танцев, куда Веронику водят три раза в неделю. С детьми постоянно работает психолог. Лиля признается, что раньше они много плакали, сейчас – реже. Переживает, что после похорон они ни разу не были в родном поселке, где остался их дедушка. Старик так и живет в уцелевшем подвале и наотрез отказывается покидать родные стены.

В поселке Александровка людей почти не осталось – каждый день там из-за обстрелов сгорает три-четыре дома. Перед отъездом, рассказывают Лиля и Артур, они ночевали у знакомых, которые утром тоже выехали в Угледар. Буквально на следующий же день их дом разбомбило. Останься они там хоть на день – тоже бы пострадали.

Дядя детей Сергей Барбаян говорит, что под Угледаром сегодня тоже слышны взрывы. Маленькой Веронике объясняют: это наверху так прыгает детвора. Девочку успокоить проще, чем не волноваться самим. «Если вдруг потребуется срочно эвакуироваться, я не знаю, как и куда»,– признается Сергей.

Артур и Лиля Черкас в середине января потеряли родителей. Отец и мать погибли у них на глазах Фото: Никита Шулягин

Под «Градом»

Слово «эвакуация» в зоне АТО теперь звучит отовсюду. Люди бегут из горячих точек, а в соцсетях волонтеры пытаются в авральном режиме организовать вывоз переселенцев. Под шквальным огнем – Дебальцево, Углегорск, Светлодар, Авдеевка, Марьинка, Красногоровка и другие населенные пункты. Центры, организованные волонтерами в зоне АТО, переполнены. «Взрослые и дети на наших базах спят уже на полу»,– рассказывает Тамара Дудник из волонтерской группы «Спасем Украину». В Славянске сейчас организована своего рода перевалочная база, откуда, по словам Тамары Дудник, МЧС берет бесплатные билеты для переселенцев. «Но людей, по сути, отправляют в никуда»,– говорит Тамара. Тем, кого вывозят сами волонтеры, находят места. «Мы сейчас 57 человек завезем в Одессу или во Львов. Проблема в том, что многие готовы брать только мамочек с детьми, а вот семьи принимать не хотят – боятся мужчин»,– констатирует она. Помочь растущему потоку переселенцев с каждым днем становится все сложнее.

Зачастую люди стараются не уезжать далеко от дома, пытаются устроиться в пределах своего же района, только там, где не стреляют. Еще одна группа волонтеров – «Крила щедрості та турботи» – на днях пыталась прорваться в Марьинку и Красногоровку (Донецкая область) с гуманитарной помощью. Жители этих городов уже не одну неделю вынуждены из-за обстрелов жить в подвалах. Еду готовят в лучшем случае на кострах на улице. Волонтеры из «Крыльев» собирались доставить жителям продукты, одеяла, лекарства, керосиновые лампы и керосин, а на обратном пути забрать с собой семью марьинцев, которые неоднократно помогали раздавать гуманитарку местным. Для них даже нашли квартиру в Черкассах и тех, кто согласился оплачивать жилье по меньшей мере первые три месяца. Однако в последний момент семья ехать отказалась, мотивируя это тем, что за пределами зоны АТО их 18-летнего сына мобилизуют. Никакие аргументы и уговоры не заставили их изменить решение, хотя последние дни им приходится день и ночь сидеть в подвале.

«Ситуация быстро меняется,– говорит Борис, офицер группы гражданско-военного сотрудничества CIMIC (Civil and Military Cooperation).– Еще утром в Марьинку можно было ехать, но к обеду прошла информация о прорыве (сепаратистов)». В результате трассу перекрыли и волонтеров в город не пустили. По словам украинских военных, даже в такой критической ситуации далеко не все соглашаются выезжать, хотя им объясняют: начнется обстрел, и подвезти жителям самое необходимое будет крайне проблематично. В то утро на специально организованном для эвакуации автобусе из Марьинки в расположенное в 20 км Курахово удается вывезти всего трех человек. «Стоять долго в центре опасно,– поясняет Борис.– А людей тяжело переубедить. Хотя я их не понимаю – не хотите ехать сами, отправьте хотя бы детей».

Раиса Андреевна и ее дочь Ирина, в отличие от других марьинцев, поспешили покинуть обстреливаемый город. «Теперь там стало невыносимо»,– признается Ирина. Мы общаемся с ними в помещении кураховского горсовета. Обе женщины интеллигентного вида, одеты скромно, но очень аккуратно. Раиса Андреевна во время разговора часто плачет, Ирина держится, но тоже смахивает слезы. Она забрала с собой младшего сына, старший уже давно выбрался из Марьинки и живет у друзей. «Мы бы давно уехали,– признается Ирина.– Но нам некуда податься. В Горловке (населенный пункт находится под контролем сепаратистов) есть родственники, но вы знаете, что там творится, они сами оттуда выехать не могут».

Последние дни в городе не было ни света, ни воды, ни газа. «Мы по углам прятались, когда бомбы летели,– плачет Раиса Андреевна.– Все светилось – снаряды в центре падали, в речке взрывались. Мины весь центр разбили: горсовет, детский сад, дом быта, школу...». Женщины уверены, что по городу стреляет «ДНР», потому что снаряды летят с восточной стороны – территории, подконтрольной сепаратистам. «Соседи и друзья говорят, что это Украина,– сокрушаются они.– А мы любим свою страну». Жить в окружении сочувствующих или даже откровенно поддерживающих «ДНР» марьинцев им было тяжело, признаются женщины. «Поначалу пытались переубеждать. Потом решили – не стоит»,– рассказывает Ирина.

Они просят не называть их фамилий, потому что опасаются за свою жизнь и признаются, что в городе много наводчиков, а один из главных сепаратистов, который еще летом срывал в Марьинке украинский флаг, сначала выехал в Ростов, потом вернулся и заявил, что там их никто с распростертыми объятиями не ждет. «А жена его продолжает пенсию в Украине получать»,– делится Ирина. Понизив голос, она спрашивает: «Скажите, а аэропорт сдали? А то мы без света, новостей не знаем…». Отвечаем – наши ребята, насколько нам известно, там еще держатся. К нам подходит работник горсовета и спрашивает, куда женщины хотели бы поехать на временное поселение. Советует село Островское (расположено в 16 км от Курахово) – там в местной школе оборудовано 30 мест, а тамошний фермер взял на себя обеспечение переселенцев продуктами и углем. «Нам лишь бы не стреляли,– плачет Раиса Андреевна.– Самое ценное, что у нас есть – это жизнь, чтобы дети и внуки остались живы…». Она с надеждой спрашивает: «Может, договорятся? Украина – такая слабенькая и воевать не собиралась ни с кем. Хлопцы молодые не хотели воевать! А сколько их уже погибло! Мне так больно, что гибнут хлопцы».

Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1
Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015 Фото: Владислав Содель
1 / 1

Постоянное временное

Волонтерам из «Крыльев» приходится разгрузить часть продуктов тут же, в горсовете, и военные обещают доставить гуманитарку по адресу, как только немного стихнут обстрелы. Остальное мы везем в местный Дом ветеранов, где уже не один месяц ютятся переселенцы.

Здание напоминает заброшенный детский сад, и с улицы кажется, что там никто не живет. У ворот стоят две женщины с ребенком. Все их пожитки – три дорожные сумки. Они ждут машину, которая отвезет их в общежитие. Комната там стоит 70 грн в сутки, но они, кажется, рады: «Лишь бы тепло было,– говорит одна из них, Татьяна Гапон.– Мы, когда только приехали, 200 грн в сутки платили». Она рассказывает свою историю: забрала дочь и внучку, оставила в Марьинке мужа и его 88-летнюю мать, которую вывезти невозможно – она инвалид. В доме из-за обстрелов оказалась повреждена крыша, а в квартиру родителей Татьяны трижды попадал снаряд. Но, к счастью, обошлось без жертв. Татьяна считает, что по городу стреляют все – и Украина, и «ДНР». «При этом ни один пост – ни днровский, ни украинский не страдает, а люди обычные погибают,– ругается она.– Мы подходим к украинским солдатам, говорим: «Чего ж вы стреляете, Порошенко же за мирный план!» А они нам: «А что нам ваш Петро, у нас свое командование». Татьяна вспоминает последний обстрел. «Каждый час одни снаряды – туда, другие – обратно. Мы на пол упали, жалюзи трусятся, думала, дом сложится»,– плачет она. После пережитого решили – нужно уезжать хотя бы в Курахово. На вопрос, в какой стране она сама хотела бы жить, отвечает: «В Украине. Пусть уже этот Донецк отделится… Ну почему нельзя договориться? Передайте там в Киеве – пусть правительство договаривается…».

В Доме ветеранов сейчас проживает 65 переселенцев из Красногоровки и Марьинки. Из них 12 – дети. Каждой семье тут выделено по комнате. Городской совет предоставил помещение бесплатно, а продуктами, посудой и одеждой снабжают кураховцы.

Истории переселенцев похожи, здесь можно встретить в первую очередь тех, кто давно остался без крова: одна из жительниц Лариса Шадура рассказывает, как в ее дом попал снаряд, мама-пенсионерка отделалась переломом ноги, ушибом спины и контузией. У самой Ларисы было обожжено лицо, наложили швы на руку, и в течение двух недель после инцидента она не видела на один глаз.

Еще одна семья просит не называть их фамилию – в родной Красногоровке им угрожали расправой за проукраинские взгляды. 24 января они оказались под очередным обстрелом и выехали благодаря украинским военным. «На броне под украинским знаменем нас привезли сюда, в Курахово»,– рассказывает глава семейства Юрий. Его дочь Анна – студентка второго курса Донецкого педагогического колледжа хотела бы перевестись в какое-нибудь учебное заведение в Днепропетровске, но у родителей нет денег даже для того, чтобы туда доехать. На последнюю пенсию тещи (она – инвалид 1 группы и лежит тут же, в комнате) были куплены дрова, рассказывает Юрий. Дрова остались в Красногоровке, а семья теперь выживает благодаря гуманитарной помощи от волонтеров и, традиционно для этого региона, иногда получает продуктовые наборы от фонда Рината Ахметова.

Юрий вспоминает самый страшный момент за последние месяцы: «Я не верю тем, кто говорит, что привык. Это ужас, когда начинается обстрел. Недавно накрыло "Градом", и одной женщине, которая дома была, оторвало взрывом голову. Это случилось буквально в 100 м от нашего дома. А ее муж потом бегал по улицам с ножом и кричал, что будет резать укропов».

Юрий говорит, что в городе много тех, кто поддерживает «ДНР». «Почему так? Они, наверное, думали, что все будет так просто, как в Крыму – раз, и Россия. Раз – и 11 мая, ура-ура,– говорит Юрий.– А что потом – не думали. Это от скудости ума. А как телевидение превращает людей в зомби – это вы знаете. Но мы хотели бы, чтобы над Красногоровкой развевался украинский флаг». Юрий прощается со словами «Слава Украине!».

Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1
Полузаброшенный "Дом Ветерана" в Курахово, стал приютом для беженцев из Красногоровки, Песок, и Марьинки. (Украина, Донецкая обл., Курахово. 28.01.2015) Фото: Владислав Содель
1 / 1

Последнее пристанище

Мы заходим в гости к пожилой паре. Раиса Удинская работала педагогом 42 года. Последняя ее должность – директор Дома творчества в Марьинке. Она с мужем живет в Доме ветеранов с октября. Их квартира сгорела в августе. «Я не знаю, чем тогда стреляли, но даже металл в квартирах нашего двухэтажного дома погорел. Никто не пострадал, потому что соседи уже были научены и выбежали на улицу. Но потом поднялись в квартиры, а там, где душевая кабина – пепел. Где машинка стиральная – тоже пепел. Хоть бы корпус остался от бытовой техники, но все сгорело. Так что нам и забирать-то было с собой нечего. Мне так тяжело, всю жизнь я людям помогала, а теперь люди мне вещи несут, а я не могу это взять, потому что выходит, что я – бомж? В чем я виновата, что так жизнь сложилась?» – плачет Раиса. Единственная ценность, которую пенсионерам удалось спасти – их старая кошка Соня. Она мурчит, лежа на коленях у хозяйки, и не догадывается, что комната в этом доме, возможно, станет ее последним пристанищем.

В пустом коридоре на побитом жизнью диване играют малыши. В отличие от взрослых, дети зоны АТО плачут редко. Они напоминают маленьких, несломленных жизнью спартанцев, и кажется, что в этом разрушенном войной мире они надолго поменялись с родителями местами. Взрослые же, потерянные и раздавленные, живут одним днем в городе, который уже слышит отдаленные взрывы. Но пока тут безопасно, можно по ночам спать спокойно и не бросаться опрометью в подвалы. Они, взрослые, тихо передают друг другу городские слухи: похоже, сдадут Марьинку и Красногоровку. Но тут же добавляют – есть договоренность, что Курахово останется под контролем украинских военных. Откуда им это известно – не говорят. Но для себя многие уже решили – на земле, подконтрольной сепаратистам, им не жить. И просят только одного: «Вы там передайте, пусть уже там, наверху, договорятся! Мы мира хотим».

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Новости партнеров

Загрузка...