РУС. | УКР.

вторник, 21 ноября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.48
Общество

Не только ВКонтакте: в Украине хотят запретить еще 20 сайтов

СБУ передали на рассмотрение список сомнительных сайтов

СБУ передали на рассмотрение список сомнительных сайтов Фото: pixabay.com

После запрета в Украине "ВКонтакте" и ряда других социальных сетей и сайтов с российской пропиской власти решили продолжить генеральную уборку в отечественном сегменте интернета. На этот раз под прицел парламентариев попали сепаратистские сайты, которые распространяют откровенно антиукраинскую информацию, но находятся в свободном доступе пользователей из любой точки Украины. Какие сайты ждет вторая очередь блокировки и насколько эффективны такие методы стерилизации информационного пространства, разбирался "Апостроф".

Сепаратисты в сети

О необходимости заблокировать вслед за "Яндексом", "ВКонтакте" и "Одноклассниками" еще и сепаратистские ресурсы заявила первый заместитель председателя Верховной Рады Ирина Геращенко. "У меня есть большой вопрос: почему сепаратистские сайты свободно работают в Украине? Наши журналисты на них ссылаются, кстати. Конечно, есть вопросы к СНБО, почему этот вопрос не рассмотрели во время правильной абсолютно дискуссии по сайтам российским, которые работали. Очевидно, что мы будем направлять соответствующие запросы от народных депутатов в СНБО, в профильные министерства", - отметила она.

По словам Геращенко, сепаратистские сайты "рисуют враждебный образ Украины", а значит, не должны быть источником информации для украинцев.

С началом войны на Донбассе и оккупации Крыма в отечественном информпространстве действительно появилось множество ресурсов, которые представляют "альтернативную" точку зрения, "помогая" простодушным гражданам разобраться в ситуации в Украине. На этих ресурсах активно используется терминология гибридной войны, разработанная за поребриком: "хунта", "каратели", "временно оккупированная Украиной территория" и так далее. Например, "Донецкое агентство новостей" или "Луганский информационный центр". Чего только стоят заголовки этих ресурсов: "ВСУ обстреляли Авдеевский коксохимический завод" или "Правосеки" вербуют в свои ряды молодежь Северодонецка". Сайты, конечно, рассчитаны на пропаганду среди украинцев, проживающих в оккупации, но ничего не стоит следить за "новостями" "молодых республик" и ужасаться бесчинствам "карателей" жителям Харькова, Днепра или Киева.

Сайты антиукраинской направленности работают не только на оккупированных территориях. Например, в Одессе местное интернет-издание "Таймер" неоднократно попадало в поле зрения украинских спецслужб. Сайт связывают с экс-нардепом Игорем Марковым, который объявлен МВД в розыск, но активно раздает интервью на российском телевидении. Журналисты ресурса называют боевиков "ополченцами" и не стесняются тиражировать интервью главарей Л/ДНР.

Очевидно, что, если власть пошла по пути стерилизации украинского интернета, подобные ресурсы нужно было блокировать даже раньше, чем российские социальные сети. Но, видимо, в СНБО решили освоить для начала более легкий путь, ведь в случае с теми же "Одноклассниками" все предельно ясно: соцсеть российская – вон из Украины. А для того, чтобы определить, сепаратистский контент на сайте или нет, необходимо проанализировать информацию.

По мнению главы Интернет-ассоциации Украины Александра Федиенко, для вычисления сепаратистских ресурсов в сети необходимо разработать методику. "Мы понимаем, и об этом уже было неоднократно сказано, что без комплексного подхода блокировать что-то в сети Интернет эффективно практически невозможно, - поясняет "Апострофу" Федиенко. – Что такое комплексный подход? Прежде всего, это информационная пропаганда и системный анализ информационного пространства, структурирование этих данных и дальнейшее использование их на платформе блокировки. Тогда мы сможем получить ответ на вопрос эффективности блокировки. Но для этого необходимы не только технические действия. Нужны правила и методики – что, как и по какому принципу блокировать".

Замминистра информационной политики Дмитрий Золотухин утверждает, что такая методика уже есть, и она апробирована. "В рамках выполнения норм Доктрины информационной безопасности и указания министра была создана рабочая группа для мониторинга и анализа контента, - отметил он в комментарии "Апострофу". – Мы определили нормы украинского законодательства, которые содержат запреты на распространение определенной информации. Например, призывы к разжиганию межнациональной розни. Затем были проанализированы ресурсы, которые поддерживаются российской стороной и субъектами, связанными с террористическими организациями на оккупированных территориях. Далее, совместно с представителями экспертного совета при министерстве, материалы, которые содержали признаки уголовно наказуемых деяний, были повторно проанализированы. Одной из задач экспертного совета было установить, что инициатива министерства не содержит намерений цензурировать информационное пространство, а только реагировать на нарушения законодательства. Те ресурсы, которые содержали признаки призывов, описанных в законодательстве (в частности, в Уголовном кодексе), были направлены в СБУ для правовой оценки и реагирования".

Один из членов экспертного совета при Мининформполитики, глава Национальной общественной телерадиокомпании Украины Зураб Аласания отметил, что на рассмотрение СБУ был передан список из 20 сомнительных сайтов. "Из известных мне сайтов там только один – "2000". Все остальные сайты я в упор не знаю, например, "Ополченец"… Ну, то есть, совсем конченые: маленькие, ужасные, выглядят плохо и странно. Выбирали, конечно, не наугад, а пользовались базами данных, в том числе и сайта "Миротворец", - рассказал "Апострофу" Аласания.

Правда, спикер СБУ Елена Гитлянская затруднилась рассказать "Апострофу" о результатах правовой оценки украинской спецслужбой подозрительных сайтов.

Информационный наркотик

Но даже если в СБУ примут решение о блокировке сепаратистских сайтов и прекращении их работы на территории Украины, то вопрос эффективности такого запрета будет стоять даже более остро, чем в случае с российскими соцсетями. И дело тут не в изобретательности пользователей, жаждущих пророссийского контента, и муках выбора между способами обойти блокировку. Дело в том, что крупные российские ресурсы, например, "Яндекс", "ВКонтакте" уже давно стали брендами, а их адреса в сети известны практически любому пользователю, поэтому поменять имя, интерфейс, адрес для легализации в Украине для них – не выход. В то же время мелкие сепаратистские ресурсы, попав в запрещенный список, на следующий день просто сменят имена, адреса – и сайт "Ополченец" будет доступен пользователям, например, под названием "Восставший Донбасс". В итоге повторится история с курительными смесями (когда Минздрав постоянно обновлял список запрещенных препаратов, а хитроумные драгдилеры просто меняли формулу психотропного вещества) – только уже в информпространстве.

"Ну, это же не значит, что бороться не нужно, - уверяет Зураб Аласания. – Это кропотливая, дурная работа, ее в большинстве своем никто не видит. Конечно, если кто захочет найти – сайты поменяют имя и будут работать, но большинство пользователей – просто лентяи. Если сайта нет пару дней, дальше люди просто не будут его искать. Пропагандистский эффект как раз и сфокусирован на аудитории людей, которые не хотят прилагать никакого труда: кнопку нажал – и работает. А дальше уже искать что-то – никто не будет с этим мучиться. Вот в этом вся игра".

Александр Федиенко добавляет, что спецслужбам и профильным министерствам не остается ничего иного, кроме как отслеживать сетевую мимикрию. "Да, они могут менять адрес, и это уже нужно отслеживать. Но это вопрос национальной безопасности, которым должны заниматься не только операторы, но и государство. Это уже будут вопросы не только блокировки, но и анализа", - резюмировал Федиенко.

Однако эксперты опасаются, что охота на сепаратистов в сети может превратиться в инструмент политической расправы. "Блокировка сайтов – решение, продиктованное политическими соображениями, вполне в контексте игр на духе патриотизма, чтобы показать борьбу с российской агрессией без каких-либо жертв, - отмечает аналитик "Донецкого института информации" Виталий Сизов. – Всегда силен соблазн после блокировки "вредных сайтов" начинать блокировать другие по реальным, а порой надуманным причинам. Это вопрос конфликта между гражданскими свободами и обеспечением безопасности. Необходимо взвешивать угрозы и возможные риски для гражданских свобод. Обладают ли эти сайты реальным влиянием на украинскую аудиторию? Вряд ли. Тем не менее, политически такое решение может принести временные профиты для власти на волне патриотизма и на фоне низкого уровня доверия и рейтингов".

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

ТВ переходит на украинский язык: иглу России сломали, но есть несколько угроз

Закон о квотах на украинский язык на телевидении вступает в силу 13.10.2017 – что изменится

В Украине нашли средство против главного оружия Кремля на Донбассе, но есть нюанс

Система блокировки российских каналов на оккупированных территориях Донбасса может стать дополнительным инструментом борьбы с кремлевской пропагандой

Ласковая украинизация: как не убить квотами телевидение

Украинские каналы хотят заставить показывать 75% фильмов и передач на государственном языке

Новости партнеров

Загрузка...