РУС. | УКР.

пятница, 26 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.28
Политика

Дипломатические метания Киева: меняем Минск на миротворцев

В урегулировании конфликта на Донбассе украинская сторона решила прибегнуть к помощи ООН

В урегулировании конфликта на Донбассе украинская сторона решила прибегнуть к помощи ООН Фото: UN Photo/Albert Gonzalez Farran

Почти два года назад начальник Генштаба вооруженных сил РФ генерал Валерий Герасимов детально описал стратегию гибридной войны, финальной частью которой является ввод миротворцев. Украина не имеет достаточной военной мощи, чтобы противостоять агрессору, поэтому она должна была бы попросить Запад о миротворцах в самом начале агрессии. Украинские и иностранные эксперты, в частности глава Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Василий Филипчук и брюссельский аналитик Аманда Пол об этом прямо писали еще год назад. К сожалению, весной украинская власть оказалась не в состоянии адекватно оценить весь спектр рисков и принять рациональное решение, последовательно добиваясь его воплощения в жизнь. Вместо введения западного миротворческого контингента мы стали свидетелями авантюрного летнего наступления силовиков, не сдержанной в словах украинской дипломатии, все менее эффективной работы госструктур. Действия украинской власти напоминают отчаянные рефлекторные метания при отсутствии стратегии. Нам пора наконец-то извлечь уроки из своих ошибок, за которые пока что сполна расплачивается лишь общество. Счет пошел на миллионы беженцев и тысячи погибших. Момент, когда количество беженцев, убитых и обездоленных может перейти в новое качество в виде массового протеста, довольно быстро приближается. Если те, кто у власти, продолжат политику пиара и личной преданности и не смогут мыслить категориями государственных интересов и профессионализма, то даже запоздалая, но правильная идея миротворцев им не поможет.

Миротворческая стратегия гибридной войны

Ввод миротворцев – финальная часть стратегии гибридной войны, которую начальник Генштаба вооруженных сил РФ, генерал Валерий Герасимов детально описал в 2013 году. Российское военно-политическое руководство уже не единожды использовало миротворцев под эгидой международных организаций для закрепления результатов гибридных войн. Вспомним примеры Приднестровья и Абхазии. По замыслу Кремля, предоставление российским войскам международного мандата миротворцев – это способ легализации военного контингента страны-агрессора на чужой территории.

О том, что планы Москвы в отношении Украины изначально предусматривали ведение миротворцев, говорили как военные аналитики, так и российские дипломаты. Политическое руководство РФ и ставленники Кремля в «ДНР»-«ЛНР» также четко сигнализировали о заинтересованности в миротворцах. С самого начала военной агрессии России вопрос о вводе миротворцев на оккупированную территорию Донецкой и Луганской областей поднимался лидерами сепаратистов. Так, 1 июня в интервью газете The Washington Post председатель президиума Верховного совета «ДНР» Денис Пушилин предложил ввести российский миротворческий контингент на территорию «ДНР» якобы для защиты самопровозглашенной республики от «агрессии со стороны Киева».

С рациональной точки зрения ввод международных миротворцев для Украины, военный потенциал которой просто несопоставим с российским, – это далеко не самый плохой вариант. Во всяком случае, он позволил бы избежать масштабных жертв в случае развертывания на нашей территории так называемой полномасштабной прокси-войны, которая станет неизбежной в случае, если украинская дипломатия не договорится с Москвой. В подобной прокси-войне потери, например Никарагуа, составили около 2% населения. Сирийская война с сотнями тысяч жертв и испепеленной страной – другой пример цены отсутствия дипломатического решения конфликта. В украинских реалиях 2% – это 900 тыс. человек. Даже если удастся ограничиться десятой частью подобных человеческих жертв – хотим ли мы платить такую цену? Ответ очевиден.

О том, что Украина должна была бы попросить Запад о миротворцах, еще год назад писали украинские и иностранные эксперты, в частности глава МЦПИ Василий Филипчук и брюссельский аналитик Аманда Пол. Уже тогда было ясно, что Кремль взял курс на расчленение Украины и активно провоцирует в ней центробежные силы. Бегство Виктора Януковича не было победой в противостоянии с Кремлем, а просто сменой декораций. Немедленное требование год назад о введение миротворческого контингента западных партнеров Украины застраховало бы нашу страну от территориальных потерь и позволило бы перевести внутриэлитный конфликт в политическое русло. К сожалению, весной украинская власть оказалась не в состоянии адекватно оценить весь спектр рисков и принять рациональное решение, последовательно добиваясь его воплощения в жизнь. Ставка вначале была сделана на «договорняк», а позже – на силовое решение. Поэтому вместо введения западного миротворческого контингента мы стали свидетелями авантюрного летнего наступления силовиков, неадекватности отечественной дипломатии, которая оказалась не в состоянии сформулировать асимметричный ответ новым вызовам, все менее эффективной работы госструктур, и в результате – серии военных поражений под Изварино, Иловайском и Дебальцево.

Российский блицкриг откладывается

Но, несмотря на это, планы руководства РФ на блицкриг в Украине были откорректированы. К июню стало ясно, что попытки раскачать ситуацию на юго-востоке Украины при помощи инспирированного Кремлем террористического подполья потерпели крах, а «Новороссия» сжалась до размеров нескольких районов Донецкой и Луганской областей. Дойти до Киева и расчленить Украину быстро не вышло. Российское руководство оказалось в тисках внешнего давления и усиливающихся внутренних проблем. Временной лаг для реализации «предмиротворческого» этапа прокси-войны в Украине сегодня ограничен несколькими месяцами. Если до конца мая у Владимира Путина не получится реализовать свое видение Украины, летом ему уже нужно будет думать о том, как защитить свое видение России.

Расчет российского руководства сегодня, очевидно, состоит в том, чтобы с помощью военной силы, социально-экономических проблем и институциональной беспомощности киевских властей максимально расшатать ситуацию в стране, как можно дальше продвинуть вперед линию фронта на Донбассе, создать новые очаги сепаратизма на юго-востоке страны, а также воспользоваться неизбежным социальным протестом в других регионах против безответственной экономической политики правительства и продолжении коррупционных практик. Максимальной амплитуды расшатывания можно добиться к маю, и тогда на новых условиях и с возможно новым уже руководством страны договориться о введении миротворцев, замораживании конфликта на востоке страны и других параметрах отношений.

Для такого развития уже в январе российские официальные лица начали подымать вопрос введения в Украину миротворцев ООН. Важно понимать, что с момента принятия соответствующего решения до момента, когда «голубые каски» появятся (или перекрасят свои нынешние каски в цвета ООН) на Донбассе, минимальное время – шесть месяцев. Именно поэтому 5 февраля официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич заявил о том, что планы по размещению миротворцев ООН на востоке Украины действительно обсуждаются и что ясность в этот вопрос будет внесена на предстоящей встрече лидеров России, Германии и Франции, а также их переговорных рабочих групп. Не исключал такой возможности и постпред России при ООН Виталий Чуркин.

Более конкретно и практически слово в слово, повторяя друг друга, высказывались представители «ДНР»-«ЛНР» Денис Пушилин, Игорь Плотницкий и Андрей Пургин. По их словам, целесообразно, чтобы основу будущего миротворческого контингента составили исключительно представители ОБСЕ, «РФ и, возможно, Беларуси».

Владимир Путин также высказывался за введение на Донбасс миротворческого контингента ООН при условии, что основу «голубых касок» составят части ВС РФ. Впоследствии эта позиция хозяина Кремля неоднократно озвучивалась российскими дипломатами и лидерами сепаратистов. Но Киев, как известно, эти требования сначала отверг. Не были в восторге от них и представители Франции и ФРГ.

Петр Порошенко усматривал в нем нежелательный для киевских властей Приднестровский сценарий и в целом относился к этой инициативе скептически. В качестве обязательного предварительного условия для возможной реализации миротворческой миссии он выдвигал неучастие в ней вооруженных сил России и стран-членов СНГ. Публично эта позиция была озвучена им во время Мюнхенской конференции по безопасности 7 февраля: «Нам нужна не миротворческая операция, нужен мир. Для этого нужно закрыть границу. Тогда мир и стабильность станут вопросом пары недель. Тогда нам не нужны будут миротворцы… Решение [по конфликту на востоке Украины] не может быть отложено. Конфликт необходимо решать, а не замораживать».

Тем не менее, вопрос о миротворцах с подачи российской стороны периодически продолжал возникать «на полях» переговоров «нормандской четверки». В начале февраля дипломатические источники сообщали, что лидеры Украины и России смотрят на это предложение с диаметрально противоположных позиций.

Поэтому идея как бы умерла сама собой. Вернуться к ней неожиданно решила украинская сторона. К этому спонтанному решению Киев подтолкнуло фактическое поражение украинской армии под Дебальцево и прямая военная угроза Мариуполю. Угроза силового расширения «Новороссии» стала реальной.

Почему Порошенко передумал

В условиях фактического поражения под Дебальцево Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) принял решение об обращении к ООН и ЕС с просьбой о «развертывании на территории Украины операций по поддержанию мира и безопасности». Петр Порошенко решил сработать на опережение и заморозить «ДНР»-«ЛНР» в существующих границах. Украине по-прежнему нужно решение главного вопроса, ответ на который не был найден в Минске-2, – немедленное возобновление контроля на украинско-российской границе. Поэтому в решении СНБОУ содержится положение о том, что миротворцы будут располагаться не только вдоль разграничительной линии на Донбассе, но и вдоль неконтролируемого участка границы с Россией. С этой целью, по словам секретаря СНБОУ Александра Турчинова, МИД Украины готовит проект соответствующего обращения, за который впоследствии должна будет проголосовать Верховная рада.

Размещение миротворческого контингента на украинско-российской границе – программа-максимум миротворческих инициатив Киева. На нем еще раз акцентировал внимание президент Петр Порошенко во время телефонной конференции в «нормандском формате» 19 февраля. Даже программа-минимум – миротворческий контингент ООН или ЕС на нынешней линии контакта – имеет на сегодня невысокие шансы на успех и в лучшем случае может осуществиться через полгода.

Но сам факт решения господина Порошенко «обойти на повороте» россиян и попробовать перехватить инициативу вызвало острую реакцию РФ. Председатель Госдумы РФ Сергей Нарышкин, постпред России при ООН Виталий Чуркина, а также «полпред "ДНР"» Денис Пушилин обвинили Киев в намерении сорвать выполнение минских соглашений, делая вид, что сама Россия и ее сателлиты из «ДНР»-«ЛНР» выполнили требование о прекращении огня по всему периметру линии соприкосновения. С высокой долей вероятности можно утверждать, что на данном этапе развития украинско-российского конфликта РФ может заблокировать любые попытки решения о миротворцах в Совбезе ООН, если оно не учитывает ее интересы.

Но в любом случае сам факт того, что Киев сделал в определенной мере самостоятельный шаг с целью прекратить вооруженный конфликт, является позитивом. Тем не менее, сделано это было, во-первых, слишком поздно, а во-вторых, этот шаг был недостаточно проработан украинскими дипломатами. Продвижение инициативы в структурах ООН еще раз показало слабость нынешнего руководства МИД. Нет четкого понимания о желательном для нас формате предстоящей миротворческой миссии, сигналы, которые доносит украинская сторона, противоречивые, не основывающиеся на реальных возможностях и интересах, не учитывают существующих процедур и т. д.

Какие варианты миротворчества теоретически возможны и практически реальны?

Миссию НАТО придется отбросить сразу как неподходящую и лишь обостряющую конфликт с Москвой, которая и без того считает Революцию Достоинства технологией евро-атлантических стран, направленную на подрыв геополитической стабильности в южном подбрюшье России. Поэтому на сегодняшний день существуют три варианта:

1. Миротворческая миссия ООН. Департамент операций по поддержанию мира ООН получит право начать подготовку к развертыванию «голубых касок» в Украине после последовательного выполнения процедуры: а) подачи запроса от Украины; б) получения мандата на проведение миротворческий миссии от Совета Безопасности (СБ) ООН. Кроме того, СБ ООН должен будет утвердить состав миротворческого контингента и цели миссии. В реальности из-за длительности процедур технической подготовки контингента ООН с момента обращения правительства до отбытия миротворцев в «горячие точки» обычно проходит от шести месяцев до года. За это время войска агрессора могут дополнительно продвинуться вглубь территории Украины.

Также возможен сценарий, когда ООН предоставит миротворческий мандат ЕС как региональной организации по поддержанию международного мира и безопасности в соответствии со ст. 53 Устава ООН. И здесь право вето России в Совбезе ООН становится ключевым.

Постоянный представитель Украины в ООН Юрий Сергеев уже заявил о намерении украинской делегации воспользоваться ст. 27 Устава ООН при рассмотрении резолюции СБ ООН об отправке миротворческой миссии. Эта статья, в частности, предусматривает утрату страной, участвующей в споре, права голоса в Совбезе ООН при рассмотрении вопроса о жертве агрессии. Таким образом право вето России в СБ ООН по украинскому вопросу потенциально может быть преодолено. Стоит напомнить зарубежным партнерам Украины об обращении Верховной рады от 27 января к ООН и Европейскому парламенту с призывом о признании РФ страной-агрессором на основании Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 «Определение агрессии» от 14 декабря 1974 года. Однако для того чтобы был признан существующим конфликт, одной из сторон которого является Россия, нужно решение того же Совбеза ООН. А Россия гарантированно заветирует такое решение.

Поэтому в реалиях только одна международная организация может получить подобный мандат СБ ООН – та, где Россия имеет возможность полного контроля. СНГ, ОБСЕ или Евразийский союз – значения не имеет. Но это точно вряд ли удовлетворит Украину.

2. Миссия ЕС. Для Украины миссия Евросоюза без участия представителей страны-агрессора конечно же желательна. С момента принятия решения об отправке миротворцев стран-членов ЕС обычно проходит около трех месяцев, что гораздо меньше минимальных шести в случае с ООН. Примечательно, что история знает как минимум два прецедента, когда миротворцы ЕС были отправлены на выполнение миссии без мандата ООН – в Македонию (2003) и Ливию (2011). Украина внесла на рассмотрение Евросоюза «предложение относительно начала операции ЕС в рамках соглашения о Совместной политике в сфере безопасности и обороны». На данный момент предложения находятся на стадии обсуждения в комитете ЕС по вопросам политики безопасности. Обсуждение такой возможности сейчас происходит и в Европарламенте, но решение всегда за странами – членами Евросоюза.

В этом и состоит проблема. Для принятия решения о подготовке миротворческой миссии Евросоюза в Украине в руководящем органе ЕС будет необходим консенсус между всеми его членами. Чтобы заблокировать соответствующее решение Совета ЕС, Москва ожидаемо включит все возможности и рычаги влияния на своих традиционных союзников – Грецию, Словакию, Венгрию и других. Недавний визит Владимира Путина в Венгрию показал, как широки возможности Кремля в части банальной покупки лояльности лидеров некоторых восточноевропейских стран путем предоставления им немалых экономических и энергетических преференций.

Не стоит также и умалять отсутствие политической воли в странах ЕС идти на прямой контакт с РФ. ЕС вряд ли когда решиться отправить своих солдат на линию огня. Поэтому о миротворцах ЕС не стоит даже вести речи – это нереалистично. Другое дело – полицейская миссия ЕС. Отставные еэсовские полицейские с удовольствием проведут семинары для украинских милиционеров во Львове или Киеве. Но даже в Днепропетровск они поедут с огромными оговорками. На линию контакта – никогда!!! Поэтому полицейская миссия не решает ни одной из ключевых для Украины проблем.

Таким образом, и этот вариант не стоит серьезно рассматривать.

3. Усиленная миссия ОБСЕ. Это пока что наиболее реальный сценарий международной миссии. Миссия имеет мандат ОБСЕ, ее деятельность прописана в Комплексе мер от 12 февраля. Вместе с тем, миссии ОБСЕ традиционно уже доказали свою низкую эффективность – как в предыдущих конфликтах, так и в нынешнем противостоянии. Видимо именно поэтому на ней настаивают представители России и сепаратистов. Вместе с тем он весьма удобен и для некоторых стран-членов ЕС, так как позволяет им и дальше находиться в позиции стороннего наблюдателя за кровавой драмой на востоке Украины. Кулуарно это признается европейскими дипломатами.

В этом отношении тревожным звонком для Киева стало заявление комиссара Евросоюза по вопросам европейской политики соседства расширения Йоханнеса Хана от 20 февраля с призывом к украинским властям «не спекулировать на других возможностях», а заняться «конкретной реализацией минских соглашений». Это прозвучало особенно цинично из уст европейского дипломата буквально на следующий день после обращения президента Петра Порошенко к остальным участниками «нормандской четверки» «не делать вид, что то, что происходит в Дебальцево, соответствует минским договоренностям».

Вместе с тем усиление мисси ОБСЕ и максимальное приближение ее к желаемому формату миротворческого присутствия возможно. Для этого, возможно, даже и не нужно дополнительных документов. На 70% ОБСЕ – это уже ЕС, Мониторинговая миссия при наличии политической воли ЕС и дипломатического мастерства Украины может быть значительно усилена, переоснащена и введена на постоянной основе на линию контакта сторон. Причем для этого не нужны ни три, ни шесть, ни тем более 12 месяцев.

Со стороны ЕС уже прозвучали сигналы о готовности рассматривать такой вариант и уверенность, что в этом случае миссия ОБСЕ сможет выполнять большинство функций миротворческих миссий, а Россия не сможет блокировать ее деятельность или использовать ее для легализации своих военных. Украина же сможет заполнить такой миссией промежуток времени, которое в любом случае нужно, даже если бы сегодня СБ ООН согласилось предоставить ЕС миротворческий мандат, а ЕС – согласилось его осуществить.

Таким образом, на сегодняшний день третий вариант «временного миротворческого решения» возможен и требует только мастерства и активности украинской дипломатии. Но именно это как раз сейчас является слабым звеном в цепи принятия соответствующих политических и практических решений. Вызывает большие вопросы с практической точки зрения результаты подготовки документов Минск-2 (Комплекс мер и Декларация), где не выдержана надлежащая дипломатическая техника составления документов. В них не закреплена персональная ответственность договаривающихся сторон по каждому шагу Комплекса мер, которые, к слову, допускают самые различные трактования и содержат нечеткие, а часто и противоречивые формулировки в описании необходимых действий.

Критику вызывает также и пассивность украинской дипломатии в ключевых столицах, безынициативность МИДа в то время, когда дипломатическое мастерство может сберечь сотни жизней. Складывается впечатление, что дипломатические действия украинской власти все больше напоминают рефлекторные метания от безысходности и отсутствия стратегии. Если решение вопроса о миротворчестве будет реализовываться так же, как и другие внешнеполитические инициативы, то вскоре украинцам не останется другого выбора, как кровью защищать свою страну. Или, по примеру бывшего министра иностранных дел, петь бранные песенки возле российского посольства в то время, когда гибнут наши солдаты.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Украина нанесла удар по аналогу ДНР-ЛНР: есть сразу несколько целей

Урегулирование приднестровского конфликта может иметь негативные последствия для Украины

Через ВКонтакте Россия может управлять 13 млн украинцев: раскрыт механизм

Украинцы добровольно передают информацию российским спецслужбам через социальные сети и бухгалтерские программы

Новости партнеров

Загрузка...