РУС. | УКР.

среда, 26 сентября
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.76
Общество

Украинцы официально платят за тепло, которое выбрасывается в космос – эксперт

Директор "Института города" о проблемах столицы

Директор аналитико-исследовательского центра "Институт города" АЛЕКСАНДР СЕРГИЕНКО в интервью "Апострофу" рассказал о главных проблемах столицы, в частности о ситуации с застройкой Киева, износом жилого фонда и теплосетей, а также о затоплении города во время ливней.

- Какие главные проблемы города вы бы выделили?

- Главная проблема Киева – это формирование сознательной городской общины. Когда критическое большинство жителей будет чувствовать себя киевлянами, патриотами города, тогда мы пройдем точку невозврата, и он станет европейским в хорошем смысле этого слова. Гармонизируются отношения между властью, бизнесом, сообществом, профессиональными организациями, между всевозможными образованиями и сообществами внутри общины. Пока бизнес не слышит общественность. Власть слышит ее немного лучше, но также хорошо слышит бизнес, гармонии в треугольнике нет.

Кроме того, в Киеве проявляется еще и присутствие центральных органов власти: каждый новый президент или премьер приводят в столицу свою команду, которая начинает портить ауру города. Особенно это было ощутимо во времена Черновецкого и донецких. Отсутствие гармонии в отношениях внутри общины далее выливается в конфликты на материальном уровне: застроить плавни Днепра или создать экопарк "Осокорки", застроить исторический центр или оставить его нетронутым. Кроме застроек, есть множество других проблем: торгово-развлекательные центры, детские сады и тому подобное.

- Это только столичная проблема?

- Эта проблема остра по всей Украине. В Киеве с детскими садами, например, лучше ситуация. Застройка хаотичная, разрушается генеральный план, жилищное строительство идет, существует давление бизнеса на власть, социальная и даже инженерная инфраструктура не развиваются. Вот и получается, что построили микрорайон, а школы, поликлиники и детского садика нет. Как решить эту проблему? Как раз гармонизацией отношений власти, бизнеса и общества. Конечно, команды Кличко и Черновецкого – это небо и земля. Вы помните, как во времена "молодой команды" происходили так называемые "туалетные сессии", когда депутаты прятались от журналистов, собирались где-то в туалетах и за что-то там голосовали? Сегодня власть открыла двери, и сейчас вы можете попасть на заседание любой постоянной комиссии Киевсовета и при случае вставить свои пять копеек. Нам кажется, что ничего не меняется, но если оглянуться на времена Черновецкого и Попова, то мы видим, что ситуация кардинально поменялась.

- Что еще в вашем топе проблем, кроме адекватного взаимодействия власти, бизнеса и общества?

- Инфраструктура. Представьте себе, что наступил момент, когда в квартире надо делать ремонт: вы сдираете обои, меняете окна, стелите заново пол. Особенность города в том, что там ремонт надо делать постоянно. Без этого он приходит в упадок. Лучший пример – киевские дороги. За три года капитально отремонтировали 500 километров городского и районного значения, в планах – еще 300. Если удастся, то это будет половина всех магистральных дорог, всего их в Киеве 1666 км.

- Почему тогда не удалось избежать затопления во время ливней?

- Там, где сделали капитальный ремонт, не было проблем с ливневками и подтопления. В Киеве почти 30 тысяч ливневых колодцев. Они принимают весь мусор, который киевляне выбрасывают не в контейнеры, а на улицу. Это окурки, полиэтиленовые пакеты, бумажки, обертки от мороженого и конфет и прочее. Кроме того, в Киеве сложный рельеф. Ежегодно в столицу привозят 100 тысяч тонн песка, а затем высыпают на дороги вместе с солью. И вот практически весь этот песок попадает в ливневую канализацию.

Так что всем потопам мы обязаны, так сказать, неопрятным киевлянам, от таких ливней, от тайфунов, ураганов, смерчей, цунами никто не застрахован. Год назад, в июне 2017 года, в Берлине, где прекрасная инфраструктура, был такой же ливень – было подтоплено 500 домов, парализована центральная магистраль города, затоплены несколько станций метро, в городе объявили чрезвычайное положение. У нас после этого ливня за полдня практически весь город убрали, никакого чрезвычайного положения.

- Но проблема ливневых колодцев есть, как с ней бороться?

- Единственный способ – это системная работа, ремонты, ежедневные уборки, а не раз в 10 лет, как ремонт в квартире. Я вот езжу за рулем, еще три года назад на площади Победы, как едешь в центр, перед трамвайными путями всегда была пробка, потому что машины потихоньку переваливаются, переезжая эти рельсы. Там сделали капитальный ремонт, занизили их, застелили специальное покрытие. Теперь люди ездят и даже не помнят ту пробку, потому что к хорошему мгновенно привыкаешь.

Пробка на проспекте Победы Фото: Maksym Kozlenko

Читайте также: Сложно, но возможно: как украинцам возместить ущерб за утопленные авто

- Давайте продолжим наш рейтинг дальше.

- Перед нами стоит огромная проблема – прокладка инженерных сетей, в первую очередь – тепловых. Одни могут лежать дольше, потому что они сделаны из качественных материалов, с соблюдением технологии, их не подтапливает, и они лежат себе спокойно. Гарантийный срок для этих теплопроводов – 25 лет. Но это не значит, что они пролежат 25 лет – могут и раньше продырявится, или они могут пролежать 35 и более лет. Если взять за основу показатель в 25 лет, то у нас где-то 70% теплосетей изношены.

- Забудем о классической части вопроса – "кто виноват". Что делать?

- Системно ежегодно заменять хотя бы сотню километров этих теплосетей. У нас в Киеве их 2600 километров в двухтрубном измерении, то есть когда две трубы идут рядом. То есть если бы мы сотню километров ремонтировали, то постепенно снизили бы процент износа. "Киевэнерго" ранее тупо сидела на этих сетях, использовала ТЭЦ-5, ТЭЦ-6, завод "Энергия", 200 котельных. Они зарабатывали на этом деньги и приводили систему в упадок. Теперь городу в наследство остается задача – поменять теплосети, хотя бы 2600 километров.

Если не делать ежегодно большие объемы работ, то система просто может заржаветь, исчезнуть в буквальном смысле этого слова. У нас есть такой показатель – число аварий в год, и с 2005 года он постоянно рос по экспоненте. Если там раньше в год была тысяча аварий, то в прошлом году только в первую неделю было уже тысячу прорывов! То же самое касается другой инженерной инфраструктуры. Кстати, интересная цифра: официально в тариф на тепло закладывают 20% потерь в теплосетях. Представляете, пятую часть того, что мы платим – это за выбросы тепла в космос и в землю.

- Насколько остро стоит проблема изношенности жилого фонда? Не начнут разваливать "хрущевки", которым уже далеко за 60?

- Вопрос надо ставить гораздо шире. Массовая приватизация 90-х годов, когда все приватизировали свои квартиры, имела одно неприятное последствие: у каждого есть понимание, что я собственник своей квартиры, а стены, крыша, чердаки, подвалы – эти проблемы меня не касаются. С одной стороны, нет понимания совладения, а с другой – нет доходов, чтобы его удерживать. На самом деле капитальные ремонты в Киеве делаются за счет городского бюджета, хотя по идее, если это совместная собственность граждан, то они сами должны содержать свой дом. Можно сказать, что это третья ключевая проблема – непонимание ответственности за свою собственность и отсутствие денег, чтобы ее содержать, скажем откровенно.

Проблема же "хрущевок" несколько спекулятивная. Если дом за первые 10 лет, когда происходила усадка, не дал трещин, это означает, что он правильно построен. Он просел, но все конструкции сохранились, тогда он может стоять бесконечно. Бетон – это практически вечный материал. Если на него не попадает влага, он не трещит, то стоять он может очень долго. Так же, как и кирпич.

Но, опять-таки, у бизнеса, застройщиков большое посягательство на "хрущевки". Они хотят снести их и построить небоскребы. Говорят, что это будет дешево, дешевле чем ремонтировать. Это неправда. Потому что если вместо пяти этажей вы построите 25, то у вас в пять раз возрастет нагрузка на водопроводы, канализацию, теплосети, электросети, на дороги, на здравоохранение, на образование, даже просто на землю, когда приедет в пять раз больше автомобилей. Поэтому это определенная спекуляция. На Западе как раз идут другим путем – в Германии 70% тамошних "хрущевок" просто обновленные. Их модернизировали, заменили сети, а внешне они похожи на новые дома.

"Хрущевка" в Германии до реконструкции
1 / 1
"Хрущевка" в Германии после реконструкции
1 / 1

- Как насчет понижения этажности домов? Где-то это делают, если застройщик, например, нарушил нормы или что-то подобное?

- Это в мире происходит постоянно. Когда какие-то дома по каким-то причинам теряют свои качества, их сносят. Есть прецеденты, когда это происходит по решению суда, если были нарушены какие-либо нормы права. Я надеюсь, что мы доживем до тех времен, когда дом, который заслоняет Лавру и который называют, извините, "болт Куровского", тоже понизят. Технически все это возможно: как строили – так и понижают высотность. Если бы власть сделала такой прецедент, это был бы показательный урок для всех остальных застройщиков.

- То есть разобрать "дом-монстр" на Подоле реально?

- Вы знаете, когда у Кличко был заместителем господин [Павел] Рябикин, мне рассказывали, что он ходил в суды как на работу. Пришла новая команда и создала депутатскую комиссию, которая разбирала земельные дела. Сформировали пакеты, которые пошли в суды. И господин Рябикин ходил туда, как на работу. Но до сих пор в суде решение об этом "монстре" на Нижнем Валу не принято, такова наша система. Это, к сожалению, еще одна из глобальных проблем – у нас не работает судебно-правовая ветвь власти, не работает надлежащим образом прокуратура, не работают суды, не работает Национальная полиция. Если бы мы взяли за основу американскую систему, то там есть местная полиция, которая подчинена мэру. Сейчас у нас Киевсовет может принимать любое решение, но кто заставит граждан, организации, физических, юридических лиц выполнять их? Нет механизма силового принуждения. Вы же видите, сколько у нас примеров самозахватов земли, незаконных застроек. И так не только в Киеве, но и в других городах. Мэр должен приказывать полиции, что и как ей делать, конечно, все это должно быть в рамках закона.

Нас определенным образом спасает низкий уровень доходов украинцев. В зависимости от доходов возрастает или уменьшается спрос на жилье, ведь практически 98-99% жилья в Украине строится исключительно за средства граждан. У нас сейчас в Киеве несколько десятков тысяч квартир стоят пустые и непроданные. Почему? Наше массовое строительство – это просто вложение капитала в недвижимость. Вот застройщик заселил треть квартир – и уже на этом отбил свои затраты на строительство.

Сейчас очень возросли инвестиции в эту отрасль, потому что, по словам таможенников, прикрутили вентили, которые пропускали деньги в офшорные зоны. Они накапливаются в Украине, и их надо куда-то девать. Вот вкладывают в застройку. Это надежный способ хранения денег.

- Почему современная архитектура такая неэстетичная? Дело в отсутствии школы или в застройщиках?

- Проблема в застройщиках и в отсутствии регламентов для архитекторов. На Западе архитектурное сообщество саморегулируется, там ты постепенно поднимаешься по ступеням и зарабатываешь имя в профессиональном сообществе. У нас Минрегионстрой передал аттестацию Союзу архитекторов, поэтому мы движемся в этом направлении. Но проблема с эстетикой архитектуры есть и в западных странах.

В центре Вены напротив знаменитого собора стоит какая-то стеклянная коробка, а в Тулузе я видел в историческом центре тоже какой-то "черный квадрат Малевича", то есть все относительно. Понимаете, без таких революционных прорывов невозможно развитие. Театр на Подоле не так страшен, как пытаются представить его некоторые активисты и политические силы. Я думаю, здесь много политических спекуляций, потому что очень многим политикам хочется занять кресло мэра Киева.

- А что делать тем временем с незаконными застройками? Что может заставить людей соблюдать закон?

- Мы должны четко определить, что является памятниками архитектуры, истории, культуры, статус и режим использования. Все это должно быть прописано в законе и в подзаконных актах. Закон – это декларация, далее нужны подзаконные акты, которые бы давали механизмы, как эти нормы закона внедрять.

Когда будет работать силовой орган, который будет следить за выполнением решений, назовите его как хотите, вот тогда постановления городской власти и другие нормативные документы будут выполняться. Пока же все дела идут в суды, где они решаются годами. Киевлянам не повезло с Черновецким, но они сами в том виноваты. Пока что им везет с нынешней командой, но никто не даст гарантии, что ситуация не изменится.

Театр на Подоле Фото: Андрей Ломакин, cultprostir.ua

- Но вопросов к городской власти все равно куча!

- Вопросы к власти не только есть всегда – они должны быть всегда. К хорошему человек привыкает уже на следующий день. Я мечтаю, чтобы мэр каждый день просыпался с одной мыслью: что я буду делать сегодня, чтобы выиграть следующие выборы. Когда городская власть будет думать о том, что она сделает, а не сколько заработает, то это будет стимулировать ее к действиям. Пока должна работать активная общественность. Опять же, наша проблема номер один – взаимодействие власти, общества и бизнеса. Где есть гармония в этом вопросе, можно найти компромисс, который всех удовлетворит.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Лето в Киеве: яркие фото с высоты птичьего полета

Лето-2018 в Киеве с высоты птичьего полета в эксклюзивных фотографиях Апострофа

Полетали над кладбищами: яркое видео "загробного" Киева с высоты

Байковое, Берковецкое и Лукьяновское кладбища в Киеве – видео с высоты птичьего полета

Новости партнеров

Загрузка...