РУС. | УКР.

понедельник, 29 мая
  • Лайм
НБУ:USD
  • НБУ:USD
  • НБУ:EUR
26.35
Политика

«Я готов стать премьер-министром и сформировать правительство»

Лидер партии «Гражданская позиция» Анатолий Гриценко о плане действий в Верховной раде нового созыва

Лидер партии «Гражданская позиция» Анатолий Гриценко о плане действий в Верховной раде нового созыва Лидер партии "Гражданская позиция" Анатолий Гриценко Фото: Владислав Содель

Партия «Гражданская позиция» претендует на ключевые посты в новом правительстве, которое будет сформировано по итогам парламентских выборов. В то же время лидер политической силы АНАТОЛИЙ ГРИЦЕНКО не исключил, что «Гражданская позиция» перейдет в оппозицию, если участники коалиции не поддержат предложения партии по развитию страны. Об амбициях политической силы и программе, с которой она идет на выборы, господин Гриценко рассказал корреспонденту А' МИХАИЛУ ЮДКОВИЧУ.

— «Гражданская позиция» первой выдвинула кандидатов на досрочных парламентских выборах. Остальные партии тянули до последнего под предлогом проведения консультаций. Как вам удалось так быстро справиться?

— Тут все просто. Наши принципы остаются теми же, какими они были в 2012 году. «Гражданская позиция» будет платформой для социального лифта, то есть для того, чтобы предлагать в парламент людей, находящихся за пределами партии, но достойных работать в Верховной раде. Это те люди, которые по жизни боролись с коррупцией, работали над законопроектами, защищали право журналистов на честную профессию. Таким людям было предложено войти в наш список, и они вошли в него. Мы не поддались как старым течениям, когда в списки включали чемпионов мира по боксу, футболу, представителей шоу-бизнеса, так и новым, когда в списках фигурируют комбаты. При этом у нас в списке есть люди, которые сейчас воюют в зоне проведения антитеррористической операции (АТО), но это наши партийцы. Кроме того, мы ответственно подошли к объединению. Все говорили: «Нужно объединяться». Мы это сделали первыми – вместе с «Демократическим альянсом» приняли решение и сформировали список. Не было у нас проблем и с вопросом прозрачности. Нам не нужно было ждать принятия закона о прозрачном финансировании политических партий – на сайте «Гражданской позиции» фактически в режиме «онлайн» идет отчет о том, кто перечисляет деньги в избирательный фонд и как они используются. Там можно посмотреть, сколько тратится на наружную рекламу, сколько – на покупку эфирного времени на телевидении. Помимо этого, на партийном сайте каждый из 156 кандидатов обнародовал свою декларацию о доходах, хотя в случае с внеочередными выборами закон этого не требует. Мы изначально были готовы к этому, потому и сделали все быстро. Приятно, что некоторые партии последовали нашему примеру по части декларирования доходов.

Почему в итоге «Демальянс» получил сравнительно немного мест в списке «Гражданской позиции»?

— Я благодарен «Демальянсу» и его лидеру Василию Гацько за то, что мы нашли взаимоприемлемое решение и идем командой без какого-либо камня за пазухой. А сколько кого оказалось в списке – это вопрос второстепенный.

Планируете ли вы войти в состав коалиции, которую демократические силы собираются создать в будущей Раде?

— Где мы будем – в коалиции или в меньшинстве – я сейчас не могу ответить, так как никто сейчас не может точно сказать, каким будет состав парламента. Предложения фракциям о формировании коалиции будет делать победитель выборов, и это логично. Очевидно, в этот раз победителем будет «Блок Петра Порошенко» – трудно соревноваться с памятником. Если нам предложат войти в коалицию, мы можем согласиться, но только на тех принципах, которые мы отстаиваем. И, несмотря на сложную ситуацию в стране, я готов стать премьер-министром и сформировать правительство, если мне это доверят. Гарантирую: наше правительство будет работать более эффективно, честно и открыто, чем нынешнее правительство Арсения Яценюка. Но даже если мы не будем в составе коалиции, мы не будем оголтелой оппозицией, которая кричит «геть», «ганьба» и «импичмент». Мы будем предлагать альтернативу по всем вопросам, которые считаем важными, не просто критиковать, а предлагать решения, как мы это делаем уже сейчас, не дожидаясь избрания нового парламента.

А если вам не предложат пост премьера, но пригласят участвовать в формировании правительства, на какие портфели будет претендовать «Гражданская позиция»?

— Пока неизвестен состав парламента, это гадание на кофейной гуще. Скажу вам так: в нашей команде есть люди, которые могут ответственно работать на постах министров.

Вы готовы предложить кандидатов на все министерские должности?

— Мы не надуваем щеки, наша партия молодая, вокруг нее, говоря откровенно, еще не собран весь цвет нации, чтобы претендовать на формирование всей исполнительной вертикали. Но у нас есть кандидаты, которые смогли бы работать лучше, чем нынешние министры. Иван Апаршин сможет быть ответственным, честным и эффективным на посту министра обороны, он на две головы выше Валерия Гелетея. Игорь Пукшин может работать ответственным министром юстиции. Петр Ландяк может отвечать в правительстве за сферу жилищно-коммунального хозяйства. Олег Канивец может работать министром экологии и природных ресурсов, а Олег Деревянко – министром культуры и гуманитарным вице-премьером. Вот несколько имен тех людей, за которых не будет стыдно.

Лидер партии "Гражданская позиция" Анатолий Гриценко Фото: Владислав Содель

В программе «Гражданской позиции» говорится о том, что опорой партии является средний класс. Бытует мнение, что средний класс в Украине не сформирован – кого вы к нему относите?

— Средний класс – это люди, которые могут позволить себе думать не только о выживании, но и о гражданских правах, о свободе, о творческой самореализации в той сфере, где им Богом или родителями дан талант. Вот такие люди являются нашей опорой. Конечно, эта прослойка в Украине сейчас очень тонкая, очень уязвимая. К большому сожалению, часть представителей среднего класса сейчас уезжает из страны или думает об этом. И это наша общая задача – журналистов, политиков, тех, кто работает в системе государственной власти – укрепить этот класс. Только в этом случае Украина будет иметь нормальные прогрессивные демократические перспективы, иначе – беда для страны.

Вы предлагаете предоставлять гражданам бесплатный пакет медицинской помощи. Что имеется в виду?

— В Конституции написано: «В Украине медицина бесплатная», но мы понимаем, что она никогда не была бесплатной. Все платят налоги, независимо от того, живут ли они в Киеве, или в селе Богачовка в Черкасской области, где я родился, но уровень медицинской помощи везде разный. Для одних она доступна в полном объеме, к другим не приедет даже скорая помощь. Мы предлагаем следующее: законом на каждый год государство гарантирует каждому гражданину, независимо от его статуса и места проживания, пакет минимальной медицинской помощи, который гражданин получит за счет бюджета. Все остальное – за счет страховой медицины или собственных средств граждан. Например, на конкретный бюджетный год государство готово потратить 1 тыс. грн на здоровье каждого гражданина. Эти деньги переводятся гражданам на карточки. Если кто-то хочет потратить эти деньги на лекарства – на здоровье. Кто-то может несколько раз съездить в районную больницу полечить себе зубы или живот. Кто-то может пройти более серьезное лечение, и тогда ему придется доплатить свои средства. В любом случае не будет возникать такая ситуация, когда человек будет оставаться один на один со своей проблемой.

А каким образом планируется контролировать, что человек тратит выделенные деньги по назначению?

— Каждый гражданин должен отвечать сам за себя. Если человек не идиот, он понимает, что здоровье – это главное. Физическое здоровье – это основа для творческой, жизненной реализации, для удовлетворения культурных, гуманитарных запросов и так далее. Нормальный человек понимает, что здоровье – это основа благосостояния его самого и его семьи. Если кто-то эти деньги использует не по назначению, то это уже его проблемы.

Вы были одним из идеологов отмены призыва на срочную службу, однако сейчас все чаще говорят о необходимости его возобновления в связи с ситуацией в стране. Оправдан ли сейчас такой шаг?

— Мы предлагаем трехступенчатый подход к реформированию и укреплению армии. Первое: профессиональная, контрактная армия – тут наша позиция неизменна; второе: резерв постоянной готовности; третье: разветвленная система территориальной обороны. Профессиональная армия на основе контракта, очевидно, не требует комментариев. Но в мирное время в полном кадровом составе ни одна страна не содержит все части и соединения – это очень дорого, они содержатся в сокращенном составе. Чтобы быстро, по сигналу тревоги они могли идти в бой и защищать страну, можно применять разные подходы, и мы выбрали следующий – в ходе сокращения вооруженных сил, начиная с 1992 года, очень много солдат, сержантов, офицеров, имеющих боевой опыт или серьезную боевую подготовку, были уволены. Мы их привлекли в качестве резерва постоянной готовности. Это работает так: человек подписывает контракт с вооруженными силами, и он, в случае тревоги, приходит на конкретную должность, на конкретный образец военной техники. Он к этой части приписан, он ежегодно в течение 3–4 недель проходит подготовку и получает за это деньги. Он знает, что в случае необходимости обязан прийти, взять в руки оружие и пойти в бой.

Каковы ваши предложения по построению системы территориальной обороны?

— Тут есть несколько вариантов: ее можно строить на основе швейцарского опыта, израильского или шведского. В общем, они имеют характерные черты. Например, в Швеции активный компонент вооруженных сил увеличивается в случае военной опасности в 12 раз. Это становится возможным за счет резервистов, задействованных в системе территориальной обороны. У них дома хранятся снаряжение и форма, а оружие лежит на складах, которых в Швеции более 12 тыс. Каждая деревня – это взвод, каждый район, в нашем понимании,– батальон. И они или защищают территорию, на которой живут, или выполняют задачи под руководством высшего военного командования.

Фото: Владислав Содель

Сколько времени понадобится на такое реформирование армии в украинских реалиях?

— Резерв постоянной готовности на фоне того патриотизма, который сейчас активизировался, на фоне достаточно большого количества людей, не просто прошедших военную подготовку, а имеющих опыт военных действий, можно сформировать за год. Можно даже быстрее, если руководство военного ведомства будет работать расторопно и эффективно. Но это не единственное, что необходимо сделать в армии. Нужно завершить то, что я начал, будучи министром обороны, еще в 2007 году, и что по разным причинам до сих пор не сделано. Необходимо создать силы специальных операций, которые смогут выполнять и антидиверсионные, и диверсионные действия, которые будут надежно защищать страну на ее территории и за ее пределами. Они были бы мобильны, с высокой степенью готовности и оснащались бы лучше, чем «зеленые человечки» Путина, вторгшиеся на нашу территорию. Если бы это было сделано, когда планировалось, а программа по созданию сил спецопераций рассчитывалась на 2007­–2010 годы, то мы не потеряли бы Крым и не сдавали бы сейчас части Донбасса.

Как вы оцениваете инициативы Петра Порошенко по мирному урегулированию событий на Донбассе?

— «Гражданская позиция» выступает за то, чтобы власть была последовательной, чтобы она генерировала спокойствие и уверенность, а не шараханье. Если первичный план президента предусматривал перемирие, террористам дали время сложить оружие и сказали, что те, кто этого не сделает, будет уничтожен, значит нужно делать то, что было сказано. Если в ходе перемирия продолжались убийства военных, гражданских, уничтожение инфраструктуры, и после этого президент вместо уничтожения террористов садится с ними за стол переговоров, то мы не видим в этом логики и выхода на положительный результат. Потому что мы прекрасно понимаем: с убийцами разговаривать нельзя. Тем более что президент, правительство, генеральный прокурор публично обращаются ко всему миру с просьбой признать этих людей, их организации и их лидеров террористами, против них возбуждается уголовное производство. Должна быть логика в действиях.

А что, на месте президента, сделали бы вы?

— Антитеррористическая операция не может длиться семь месяцев. Она проводится за несколько часов, максимум – за несколько дней. И в ней не может быть задействована артиллерия, авиация, механизированные, танковые части. Президент в этой ситуации по закону должен действовать как верховный главнокомандующий вооруженных сил. Он должен был давно ввести военное положение в той зоне, которую сейчас называют зоной АТО, создать ставку верховного главнокомандующего на основе генштаба и лично управлять войсками. До сих пор, формально и юридически, войсками управляет первый заместитель главы Службы безопасности, генерал-лейтенант Василий Грицак, являющийся руководителем антитеррористического центра. Его полномочия не сопоставимы с полномочиями и возможностями президента по быстрому разрешению ситуации. Что касается переговоров, то, безусловно, они нужны. Но это стратегическая ошибка, когда за столом переговоров остались один на один Украина и Россия. Это ущербный для нашей страны вариант, ловушка, которая может закончиться только нашей полной или частичной капитуляцией. В переговорах должны участвовать те, кто там изначально и был: США и Евросоюз. Они должны быть открытыми ­– никаких закулисных договоренностей. За столом переговоров точно не должно быть представителей террористов. Все понимают, что это марионетки Кремля, которые сами не решают ничего. О чем разговаривать с этими гиркиными, болотовыми? Они никто и звать их никак. На нашей территории регулярные российские войска, Россия является агрессором. Но для того, чтобы дипломатические усилия дали положительный результат, они обязательно должны быть подкреплены военной силой и убедительной демонстрацией украинской армией и народом готовности защищать себя с оружием в руках. А если наши войска стоят на месте или отступают, то дипломаты не сделают ничего, разве что более деликатно сформулируют условия нашей капитуляции.

Что нужно сделать прямо сейчас, чтобы восстановить мир в Украине?

— Если русские войска прорвались через границу, наша задача отыграть все обратно. Нужно либо дипломатическими усилиями, во что верит Петр Порошенко, выдворить их за пределы нашей страны, либо силой выгнать их с нашей территории и взять под контроль государственную границу. Потом локализовать конфликт будет в сто раз легче. Пока российские войска стоят на нашей территории и получают подкрепление, эта операция может быть бесконечной, и конфликт будет заморожен. Отдавать часть территории, как предложено законом об особом статусе Донбасса, отдавать десятки тысяч квадратных километров и несколько миллионов наших граждан под контроль Путину и его террористам – недопустимо. Это не восстановление мира, это плацдарм для последующей войны Путина в любой момент, когда он того захочет.

Новости партнеров

Загрузка...

Читайте также

Избиратель не пошел: репортаж "Апострофа" из горячих округов на промежуточных выборах в Раду

Низкая явка, избиратели-пенсионеры и взаимные обвинения кандидатов - как проходили промежуточные выборы народных депутатов 17 июля

Местные выборы-2015: главные результаты экзит-полов, инфографика

Выборы в Украине 15 ноября - результаты экзит-полов

Местные выборы в Украине, второй тур: онлайн, хроника событий, результаты

Как проходит второй тур местных выборов 15 ноября

Новости партнеров

Загрузка...