RU  UA  EN

воскресенье, 29 марта
  • НБУ:USD 27.80
  • НБУ:EUR 30.45
НБУ:USD  27.80
Общество

Эпидемия коронавируса: главные новости, статистика, динамика распространения

Мнение

Крик, удар кулака или выстрел: кто убивает будущее Украины

О необходимости национального диалога и уважения к чужому мнению

О необходимости национального диалога и уважения к чужому мнению Фото: Getty images

Революции каждые десять лет, особенно в сочетании с надежным пребыванием за пределами группы демократических государств в рейтинге индекса демократии уже в течение десятилетия - это симптомы серьезных проблем во внутренней политической жизни Украины. Дисбалансы правовой системы и слабость государственных институтов на фоне рекордных уровней несправедливости выступают мощными источниками конфликтности в украинском обществе. Внутренние расколы, недоверие являются типичными для слабых государств современного мира, а лучшим путем к усилению считается развитие умения управлять различиями, а не уничтожать их. Этого не сделать без инклюзивного национального диалога. Такое мнение высказал "Апострофу" дипломат ВАСИЛИЙ ФИЛИПЧУК.

После Майдана 2014 года необходимость изменения политической системы, в частности путем принятия новой Конституции или системных изменений в существующей Конституции через общенациональный диалог в Украине обсуждалась как один из наиболее эффективных инструментов по преодолению политического кризиса и сохранению целостности страны. В марте-апреле 2014 года - это была одна из наиболее активно обсуждаемых тем, а со стороны ОБСЕ, которая перебирала на себя полномочия основного международного медиатора, в Украину даже отправили 15 экспертов по национальному диалогу.

Более того, в первом официальном документе по урегулированию кризиса - Женевском заявлении от 17 апреля 2014 года, под которым поставили свою подпись министры иностранных дел США, ЕС, Украины и РФ, было четко указано: "Анонсированный конституционный процесс будет всеобъемлющим, прозрачным и ответственным. Он будет включать немедленное начало широкого национального диалога, который будет учитывать интересы всех регионов и политических образований Украины, а также позволит учесть общественное мнение и предложенные изменения". То есть инклюзивный национальный диалог - это не "зрада" или победа, это, по меньшей мере, взятое Украиной международное обязательство. А в цивилизованном мире инклюзивный национальный диалог является одним из признанных инструментов для урегулирования каких-либо серьезных общественных кризисов.

О чем должен быть диалог и с кем? Инклюзивный национальный диалог - со всеми частями общества и по всем вопросам, которые волнуют те или иные общественные группы. Табу для диалога быть не может. Может быть табу на насилие, на призывы к свержению власти или нарушению территориальной целостности или суверенитета; табу должно быть на сужение прав граждан и общин - но никаких табу для диалога на тему "какой мы видим нашу страну, как распределять полномочия между центром, регионами и общинами, избирать региональных руководителей или дать центру право назначать их, и если да - то с какими полномочиями, кто и каким образом должен принимать решение по налогам и бюджетным расходам, кто и как должен назначать и контролировать судей, как достигать компромиссов в общинах, где есть разные позиции по языкам, которые изучают в школах" и т.д. Тем более нельзя ограничивать права граждан обсудить вопросы реинтеграции неподконтрольных на данный момент территорий! Кто в здравом уме, кроме провокаторов и спойлеров, может выступать против диалога на эти темы?

Читайте: Приближение к Рубикону: коллапс Второй республики и время украинского де Голля

Отношение к диалогу - это маркер идентичности. Агрессивная нетерпимость к другой точке зрения - это проявление авторитарной, антидемократической, антиевропейской идентичности. Украина - толерантная многокультурная страна? Или Украина - концлагерь, где за инакомыслие убивают? Украина - это страна, где каждый дышит свободно, несмотря на язык, на котором говорит, и церковь, в которой молится? Или Украина - это украиноязычная Россия?

В меняющемся мире современной международной политики вопрос идентичности относят к ключевым. Выбирая собственный набор ценностей, ориентиров и идей, государства сигнализируют другим о своих намерениях, находят друзей и определяют врагов. Неслучайно в НАТО не хотят принимать не-демократии. "Европейские ценности" - не просто лозунг, а набор конкретных институтов и процедур. Определившись с этим не на словах или на бумаге, а на практике, мы и получим ориентиры и во внешней политике.

Классик американской политической науки Хантингтон в середине прошлого десятилетия в своем классическом исследовании "Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности" отметил, что национальные интересы вырастают из национальной идентичности. Необходимо дать ответ на вопрос, кто мы такие, прежде чем определить сферу своих интересов. Конфликты по поводу наших действий за границей, говорил он в контексте американских дебатов о внешней политике, коренятся в домашних спорах по поводу того, кто мы такие. Это справедливо не только для США. Это справедливо для каждой страны в современном мире. И если кто-то скажет, что в Украине уже дали все ответы на все вопросы, то это не будет соответствовать действительности - достаточно посмотреть на социологию.

Опросы всегда показывали и продолжают показывать различные представления в украинском обществе к различным вопросам как внешней, так и внутренней политики. Игнорирование гетерогенности украинского общества, навязывание того или иного нарратива как беспрекословной истины приводит к расколам, ослабляет государство и делает его удобным объектом для внешней агрессии, гибридных войн, информационных спецопераций.

Идентичность - это не только цвет кожи, пол или язык, на котором мы разговариваем. Идентичность имеют и люди, и группы людей, и государства. Для государства идентичность - это модальность поведения, способ сообщать о своих намерениях, приоритетах и принципах. Учитывая это, стоит перевести этот аспект нашей внешней политики от многолетних бесплодных разговоров об "имидже" к более широкому пониманию роли и места идентичности в отношениях с внешним миром.

Если мы наделяем "европейскость" значительным весом в собственной идентичности, то есть идентифицируем себя с Европой, то нам нужен диалог не только между собой, но и с европейцами. Не всегда он будет простым. Европа разная, иногда - сложная и противоречивая. Мы на примерах отношений с Венгрией или Польшей уже убедились в том, что европейские ценности не исключают политической борьбы, международной конкуренции, отстаивания собственной пользы или разногласий в трактовке истории. Насколько выбранный нами путь построения собственной национальной идентичности будет соотноситься с европейскими идеалами - отдельный вопрос. Для еще одного диалога.

Читайте: Мирный хаб под крики: как Сивохо представлял платформу примирения на Донбассе

Ну и, наконец, самый сложный диалог, которого многие предпочли бы избежать - с Россией. В последние годы она совершила многочисленные преступления против Украины, превратившись в главную угрозу нашей безопасности и выживанию. Противопоставление России уже стало одним из способов отвечать на вопрос о том, что значит быть украинцем. Порой кажется, что говорить не о чем, остается только враждовать молча.

Но мы обречены на соседство с Россией, а значит, и на проведение красных линий разграничения, в том числе и в вопросах идентичности - идентичности наших государств, каждого из обеих государств по отношению к другому. Если значительная часть российских политиков считают, что украинцы и русские - один народ, а значительная часть украинских политиков - что цель России уничтожить украинскую государственность – то возможно ли вообще мирное урегулирование конфликта на Донбассе и мирное сосуществование двух государств? Можно ли вообще иметь мирный процесс, если вопрос стоит "или мы, или они"? Если "в конце должен остаться только один", тогда почему у нас еще не объявлено военное положение и полная мобилизация? Если все-таки мы признаем, что и через 10, и через 20 лет мы будем сосуществовать рядом как соседние государства - то возможно ли определить модальности сосуществования без диалога? Или мы не готовы к диалогу с агрессором без выполнения наших условий? Но мы же его уже ведем в Минске и не только! Прекращаем любой диалог? Тогда мы останемся с врагом один на один.

В современном мире диалог является не только средством коммуникации, но и формой существования. Без диалога не будет жизни. И останавливать его криком или ударом кулака не намного лучше, чем выстрелом. Результат тот же. Правоохранительные органы не имеют права мириться с агрессией по поводу диалога или касаемо тех, кто его ведет. Эта агрессия убивает не какой-то там форум или платформу. Эта агрессия убивает будущее нашей страны.

Читайте также

Сколько людей умерли от коронавируса: онлайн-карта и статистика по странам

Смотрите на Апострофе актуальную информацию по заражению коронавирусом в Украине и мире

В стране происходит что-то невидимое: почему в последних громких убийствах не все так просто

Почему последние резонансные убийства и преступления, совершенные в Украине, являются отголоском криминальной ситуации прошлых лет

Снег еще будет: синоптики удивили зимним прогнозом на ближайшие дни

Погода решила устроить украинцам качели - тепло сменится зимней погодой. Но до настоящей весны осталось ждать недолго